Материалы раздела

Вячеслав ИОНИЦЭ: Правительство убило бизнес, но кокетничало с населением

Вячеслав ИОНИЦЭ: Правительство убило бизнес, но кокетничало с населением

Пережив первое полугодие 2020 года хочется думать, что худшее для молдавской экономики в целом и бизнеса в частности уже позади. Но так ли это? Главный редактор агентства InfoMarket Александр Бурдейный поговорил об этом с аналитиком IDIS Viitorul, экс-председателем парламентской комиссии по экономике и бюджету Вячеславом Ионицэ.

InfoMarket: Данные по поступлениям в госбюджет за 6 мес еще не опубликованы, а за пять первых месяцев года в бюджет поступило всего 14 млрд леев — из 69 млрд, заложенных в законе за весь год. Хотя практика показывает, что второе полугодие по поступлениям всегда превышает первое, доходы все-таки не очень впечатляют. Как вы оцениваете динамику поступлений в бюджет за первые пять месяцев года?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Правительство заявило, что в этом году будет самый большой спад доходов и дефицит составит минимум 17 млрд леев по национальному бюджету. Если взять только государственный бюджет, то из заложенного показателя в 44 млрд может быть получено 37 млрд леев, что включает в себя все виды доходов: налоговые, от приватизации и грантов. То есть по поступлениям в госбюджете недобор будет не менее 16% - 7 млрд леев; из них спад по налоговым — 20% от запланированных. И при этом не надо забывать существующую инфляцию (4,25% за 12 месяцев); то есть в реальном выражении в сравнении с прошлым годом ситуация с бюджетом — просто катастрофическая.

InfoMarket: Но при этом правительству удается своевременно выплачивать зарплаты в бюджетной сфере, осуществлять социальные выплаты и даже повышать зарплаты и пенсии...

Вячеслав ИОНИЦЭ: Да, удается, но за счет чего? В первые 5 мес года нас спасло то, что МВФ беспрецедентно, без каких-либо условий выделил более 120 странам деньги для борьбы с Covid-19; для Молдовы — это 4,3 млрд леев. Второе, что спасло бюджет, - это хорошие поступления в первые два месяца года. И третье — это, к сожалению, то, что мы урезаем инвестиции и проедаем деньги. Хотя мы это делаем уже много лет подряд. Например, у нас есть закон, согласно которому 80% акцизов от топлива должны направляться на содержание и ремонт дорог. А уже шестой год подряд на эти цели выделяется меньше половины от предусмотренного - только 35%. Каждый год в законе о бюджете так и пишется: в противовес от норм закона, в этом году выделить только 32% (вместо 80%). Вот эти три позиции нас «спасали» в первом полугодии.

Дальше ситуация будет ухудшаться. Международной финансовой поддержки у нас нет. Новые соглашения, о которых сейчас говорят, в частности, двухлетняя программа с МВФ, - это деньги уже будущего года. ЕС выделяет нам 50 млн евро — это всего 1 млрд леев при дыре в бюджете в 17 млрд леев. И до сих пор у правительства нет реальных источников покрытия расходов доходами. Могут что-то взять на внутреннем рынке, что-то из-за рубежа.

В этом году правительство должно выплатить 2,8 млрд леев по международным долгам. Из этой суммы 900 млн надо было заплатить за первые 5 мес. За это время кабмин привлек 640 млн из внешних источников, то есть взял новые кредиты, чтобы выполнить текущие обязательства; а 260 млн леев ему не хватило, и он вынужден был эту сумму взять из доходов, полученных в бюджет, потратить их на выполнение международных обязательств.

Всего в этом году правительству необходимо одолжить 17 млрд леев; из них — 2,8 млрд — для погашения текущих международных платежей; остальные деньги должны остаться в бюджете. По моему мнению, кроме денег от МВФ в 4,3 млрд, можно будет привлечь еще максимум 3 млрд; так что остается дефицит почти в 10 млрд леев.

InfoMarket: Из чего формируется бюджет в этом году, что исполняется, а что — нет?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Единственное, что исполняется в бюджете — это уточненные доходы по налоговым поступлениям, которые выглядят неплохо, учитывая позитивные результаты первых двух месяцев года. Также с начала года правительство одолжило 3 млрд леев на внутреннем рынке. И не делает расходы. Инвестиции, нарисованные в госбюджете, не имеют никакого реального покрытия.

Например, приложение №6 к закону о бюджете, это - капитальные инвестиции центральных органов власти. Было запланировано 4,5 млрд леев; урезали в 2 раза. И хорошо, если будет исполнено в объеме 1 млрд. Капитальных инвестиций не будет. По ремонту и строительству дорог в этом году запланировали 5 млрд леев, уже урезали до 4,4 млрд и хорошо будет, если инвестируют хотя бы 2 млрд.

Бюджет 2020 года - это бюджет выживания. Мы урезаем все, что связано с инвестициями; все направляется на текущие расходы. А инвестиции — это развитие.

InfoMarket: А какова структура поступлений в бюджет?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Основные доходы публичного бюджета - это налоги на доходы и расходы населения. Сюда входит и социальный налог, и медицинский, - все, что связано с доходами населения мы облагаем налогами, а потом и расходы населения мы облагаем налогами. Бизнес участвует в формировании бюджета на 15%, население — на 85%. По государственному бюджету ситуация чуть иная, но схожая. И самые большие доходы по госбюджету - это НДС и акцизы. По акцизам в этом году было запланировано поступлений на 6,6 млрд леев от 44 млрд леев всех доходов в госбюджет. То есть 15% всех доходов приходится на акцизы. А если убрать из госбюжета неналоговые доходы (штрафы, доходы от приватизации, дивиденды госкомпаний и др.), получается, что на долю акцизов из налоговых поступлений приходится 20-25% госбюджета. На долю НДС приходится 50% дохода. Выходит, что на НДС-е и акцизах, которые являются налогами на потребление, и держится госбюджет.

InfoMarket: И они ложатся на потребителя.

Вячеслав ИОНИЦЭ: Да. Я посчитал, что средняя семья в Молдове (из трех человек) платит 70 тыс леев в год в виде налогов. Эта цифра растет каждый год, хотя в этом году будет меньше — не потому, что государство стало лучше, а потому, что люди беднеют и меньше потребляют.

InfoMarket: НДС начисляется практически на все потребление, а можно ли структурировать акцизы в пополнении бюджета, они ведь применяются не ко всем товарам?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Акцизы можно разделить на три части: акциз на люксовые товары; акциз на вредные привычки; акциз как форма управления дорожным хозяйством. Оперируя данными утвержденного бюджета, из запланированных 6,6 млрд леев поступлений от акцизов; 2,5 млрд приходится на нефтепродукты; 2,2 млрд — на табачные изделия, 1 млрд — на автомобили и 0,9 млрд — это все остальные акцизы (алкоголь, золото, хрусталь, икра, импортный алкоголь). Три категории подакцизных товаров дают 85% поступлений акцизов.

InfoMarket: Бизнес, как крупный, так и малый, мягко говоря, обиделся на государство и может перестать платить все налоги. Мол, государство мне не помогло, я выживаю сам как могу, почему я должен поддерживать государство?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Когда ты не платишь налоги, ты нарушаешь закон, и тогда приходит государство, которое имеет возможность покарать. Действительно, единственное, что было сделано в период кризиса, бизнесу позволили отложить на малый срок уплату каких-то налогов. Лучше бы дали возможность отложить не на квартал, а до конца года. Хотя и государство находится в сложной ситуации.

Существует риск, что бизнес в какой-то части может уйти в тень. Когда налоговое бремя большое, предприниматель согласен платить взятки, но не платить налоги. Мы все знаем, что хорошее налоговое администрирование — это когда создана такая система, при которой бизнесу выгодно платить налоги. Всегда, когда поднимаешь налоги, надо смотреть, не уйдет ли бизнес в тень.

InfoMarket: В период кризиса легче было тем, кто получает доходы из бюджета. А какое у нас соотношение рабочих мест между государственными структурами и частным бизнесом?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Вы задали очень правильный вопрос. Мы — единственная страна в Европе (близко к нам только Беларусь), где число людей, которые работают в сфере, контролируемой государством, составляет почти 70%. В Молдове - 600 тыс работающих официально людей, из них 220 тыс — это работники публичного сектора. С учетом тех, кто работает в госсекторе, на госпредприятиях, в частных компаниях, чей бизнес контролируется государством (например, оператор связи) — это почти 70%. Свободный частный бизнес обеспечивает чуть более 30% рабочих мест.

InfoMarket: Именно работники частного сектора больше всего подвержены кризису.

Вячеслав ИОНИЦЭ: К сожалению, да. Этот сектор и один из самых быстроразвивающихся, и он же — самый уязвимый

InfoMarket: Насколько сокращаются рабочие места в Молдове в связи с кризисом?

Вячеслав ИОНИЦЭ: По данным национального опроса, который мы сделали еще в начале эпидемии, 10% людей, сказали, что уже не работают — это примерно 70 тыс. человек. По структуре, как я отметил, официально трудоустроено 600 тыс, еще около 100 тыс - говорят, что работают полный день, но без трудовой книжки. И еще около 50 тыс получают деньги в конвертах. Мы считаем, что первыми потеряли работу те, кто был занят неофициально. Прогнозы таковы, что из числа официально трудоустроенных, место потеряет примерно 10%, - и это очень много. Еще 5-10% (не менее 40 тыс человек) потеряют работу как минимум временно.

InfoMarket: Молдавский бизнес, особенно малый и средний, столкнулся с тремя основными вызовами: уплата налогов, погашение кредитов, оплата аренды. Кто и как может помочь ему преодолеть трудности: государство, финансовый сектор, владельцы коммерческой недвижимости?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Говоря о государственной поддержке, отмечу, что финансовый пакет помощи бизнесу развитые страны утвердили на уровне 50% доходов своих бюджетов. Если в Молдове госбюджет составляет 44 млрд, то 50% было бы 22 млрд леев. Но в действительности весь пакет финансовой помощи бизнесу и населению, составит максимум 2,5 млрд леев. И в основном — это оплата медицинскому персоналу, оплата технической безработицы, поддержка пенсионеров. Бизнес не получает почти ничего. Ему лишь утвердили пакет компенсаций процентов по новым кредитам, но им воспользовалось лишь несколько компаний. Это — такая помощь бизнесу, которая ему не нужна, как купон-скидка в казино.

InfoMarket: Единственный сектор, который чего-то добился — это HoReCa, им снизили НДС с 20% до 15%. Но почему не вернули на уровень 10%, как это было принято при правительстве Павла Филип?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Это была полумера. Вообще, это не единственный сектор, который сильно пострадал; это те, кто больше всего кричал. Есть другой, очень важный для Молдовы сектор, который пострадал очень сильно — винодельческий. Сегодня 85% производимых вин мы экспортируем. В этом году будет проблема с экспортом. А HoReCa смогла четко озвучить, в чем ее ситуация плоха, и ее сравнивают с другими отраслями внутри страны. А сравнивать надо с HoReCa других стран. Румыния снизила НДС с 8% до 5%. Но учитывать надо и число туристов, приезжающих в Молдову. В среднем в мире на 100 человек населения приходится 17 туристов в год, у нас — всего четыре. У нас вообще нет туризма, мы неконкурентоспособны. Мы - единственная страна, в которой на каждого иностранного туриста в Молдове приходится 18 туристов, которые уезжают за рубеж. Это официальная статистика. В мире эта отрасль приносит $1,2 трлн в год, у нас — $50 млн.

InfoMarket: А как можно поддержать виноделие, особенно в это время?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Есть очень простой механизм, и он правительству не будет стоить ни лея. Законодательство страны это предусматривает, но пока что это не является обязательным: компании по импорту и продаже нефтепродуктов должны быть обязаны по закону включить в состав бензина 5% биоэтанола. У молдавских виноделов после кризиса 2015 года скопились огромные запасы вина, которые они не могут реализовать. Их можно преобразовать в биоэтанол и продавать компаниям, реализующим нефтепродукты. Так можно спасти отрасль, государство не потратит ни лея на это, и потребитель не почувствует.

InfoMarket: Это действительно может помочь отрасли?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Это ее спасет. Нужно каждый год утверждать объем биоэтанола, который должен входит в состав нефтепродуктов. Если год хороший, и виноделы могут все продать, — не включаем, если плохой год — включаем. А плохие годы — это годы кризиса, когда и нефтепродукты дешевеют, поэтому потребители не почувствуют разницы в конечной цене. Для винодельческого сектора эта мера может утроить их доходы в стране. НАРЭ постоянно должно держать связь с производителями вина, определять возможные излишки и объем потребления нефтепродуктов и процент содержания биоэтанола в бензине: 2%, 3%, максимум — 5%. НАРЭ также должно устанавливать и цену на биоэтанол, единую для всех.

InfoMarket: А банки, действительно ли они поддерживают своих клиентов, или же больше проводят PR-акции?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Банки только начали выходить из кризиса 2014 года. Тогда объем кредитов был 48 млрд леев, затем он упал до 32 млрд, а в этом году дошел до 42 млрд и вот уже снова упал до 40 млрд. Кризис снижает объем кредитов в банках. Нацбанк предоставил механизм, по которому кредиты с задолженностями и задержками платежей, не снижали кредитные показатели коммерческих банков. Но теперь и банкам важно удержать своих клиентов. Мало кто в это время берет новые кредиты.

InfoMarket: Много споров возникало вокруг взаимоотношений между арендатором, которому запретили работать, и арендодателем...

Вячеслав ИОНИЦЭ: К сожалению, наше законодательство не очень четко это регламентирует. Ведь когда государство объявляет карантин, Торгово-промышленная палата должна констатировать форс-мажорные обстоятельства. К сожалению, этого не произошло. Сейчас рвутся очень многие экономические связи по той простой причине, что законодательство, к сожалению, нечетко регулирует эти взаимоотношения в период кризиса. Нельзя накладывать бремя только на одного, необходимо найти какие-то механизмы: что должны делать бизнесмены в условиях кризиса. Хотя многие арендодатели самостоятельно пошли на уступки в сохранении сотрудничества с арендаторами.

InfoMarket: Можно ли определить, какие отрасли экономики пострадали больше, и есть ли такие, кто выиграл от кризиса?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Пострадали все. Автомобильный рынок упал на 34%. Рынок жилой недвижимости — на 40%. Это то, что можно легко и быстро измерить. Сильно падает потребление непродовольственных товаров. В развитых странах выиграла онлайн-торговля, но у нас это рынком назвать нельзя, скорее — доставка товаров на дом. Офлайн компании Молдовы пытаются выжить через онлайн-торговлю. Хотя она начинает набирать обороты.

InfoMarket: Ваш прогноз на второе полугодие, что будет с экономикой, бюджетом к концу года, учитывая, к тому же, предстоящие в этом году президентские выборы?

Вячеслав ИОНИЦЭ: Нас спасает то, что (простите за черный юмор) у нас нет экономики. Нечему особо у нас падать. Торговля сильно пострадает и сфера услуг — те сектора, которые работают в Молдове. Надеюсь, что ближе к концу года все начнет восстанавливаться. В следующем году, думаю, мы догоним докризисные объемы. На примере рынка новых автомобилей, у которых отмечается огромный спад в 34%, но он уже затормаживается и с сентября-октября ожидается начало медленного роста.

Что касается бюджета, правительство, к сожалению, этот год завершит неприятно. Бюджет, вероятнее всего, не будет выполнен. Наше государство из запланированных доходов в 44 млрд получит до 38 млрд. Думаю, больше займут на внутреннем рынке: планировалось 3,6 млрд леев, увеличили до 5,6 млрд, а привлекут около 7 млрд. Новых грантов не будет. По внешним кредитам мы недополучим 7-8 млрд леев. Кстати, мало кто обращает внимание, но и бюджет 2019 года не был исполнен на 3,5 млрд леев, мы недобрали эту сумму и урезали доходы, некоторые перевели на этот год.

Вообще, по всему, что касается налогов, доходов, премьер-министру ничего делать не надо, т.к. бюрократический аппарат работает. Единственный вызов этого правительства, единственное, что оно должно было сделать — обеспечить нормальные взаимоотношения с международными партнерами, чтобы получить деньги и перекрыть дыру в бюджете. Если бы меня спросили, по какому критерию можно оценить действие правительства, я бы назвал один-единственный — возможность получить деньги из-за рубежа и перекрыть внутренние долги.

InfoMarket: Правительство также проходит этап управления кризисом...

Вячеслав ИОНИЦЭ: Оно делает это очень хаотично и недальновидно. Кабмин принял очень жесткие меры по отношению к бизнесу и убил бизнес; а по отношению к населению (наверное, потому что грядут выборы) он кокетничал. И у нас получилась ситуация, когда экономику убили, а население бегало по улицам: карантинные меры не соблюдались, работал общественный транспорт и т.п. В итоге мы стали самой зараженной страной в мире. Полумеры, принятые правительством, обернулись ненормальной ситуацией в сфере здравоохранения и убитым бизнесом. Зря пожертвовали бизнесом. // 16.07.2020 — InfoMarket.

Новости по теме