Новости

Молдова еще на шаг ближе к самому скоростному Интернету в мире!Данные о деятельности коммерческих банков Молдовы на 30 июня 2021Ловушка для рынка нефтепродуктовLászló DIÓSI: Благодаря стабильности банковской системы в Молдову приходят иностранные инвестицииНет программы с МВФ – выпускаем ГЦБ… Николай БОРИССОВ: «Приобретение Moldindconbank-а – это лучшая покупка на молдавском рынке, хоть и самая рискованная»Игры в нефтяной пинг-понг Банковский 2020 год – пандемический, прибыльныйСтранный 2020 год: смирение, депрессия, бунт, принятие новой реальности«Голодные игры» валютного рынка Как приручить ликвидностьВячеслав ИОНИЦЭ: Правительство убило бизнес, но кокетничало с населениемМожно ли совместить заботу о здоровье нации и бюджетные доходы от вредной привычкиЛюди и бизнес: Естественный и неестественный отборАлександр БУРДЕЙНЫЙ: Быть этичным в бизнесе становится жизненно необходимымВалериу Лазэр: «Самая большая глупость сейчас — увольнять людей».Вернется ли Молдова к государственному регулированию цен на нефтепродукты?Марин ЧОБАНУ: Мы создаем возможности для развития бизнеса в Молдове, причем не только в свободно-экономических зонах.Молдова: стало удобнее вести бизнес?2019: три шага вперед, два шага назад.Пламен МИЛАНОВ: Благодаря игре в лотерею в Молдове за год появилось 13 миллионеровВиктор ШУМИЛО: В 2019 году продажа гибридных автомобилей превысила продажи машин на традиционном топливе. «Очарованный лес». Главные события 2018 годаГрузовики смогут быстрее пересекать молдавскую границуО «втором пришествии» и контроле над банковской системой Молдовы+ 20 стран в копилку стран с безвизовым въездом для граждан МолдовыПриватизация Air Moldova: 2000 vs 2018. Найти 10 отличий!Молдова стоит на местеГлава офиса USAID в Молдове Karen Hilliard: «Мы продвигаем идею о том, что виноделие и туристический рынок — это единое целое».Тайны молдавского валютного рынка - 201715 лет лизингового бизнеса в Молдове: через диверсификацию к расширениюМолдавский лей vs Геополитика. О чем говорит курс валюты про власть, бизнес и мировые процессыАлександр ШОРОХОВ: «Наши часы — это искусство на руке»10 лет с начала строительство терминалов Trans-Oil в порту Джурджулешты$200 млн. из кармана потребителя ради исполнения европейских директив?Кого защищает новая редакция закона о внутренней торговле?Рынок ГЦБ 2014-2016: Минфин подсчитывает убытки, инвесторы – доходыКоснется каждого, и мало не покажетсяОсторожная попытка прохождения мертвой зоныРынок ГКО: Минфин гонится за деньгами, инвесторы – за доходностью. И тем, и другим надо быть готовыми ко всему.Молдова заняла 105-е место среди 139 стран в глобальном рейтинге креативности.Деньги, которые можно мыть…Феникс с арабским капиталомОсновные макроэкономические показатели МолдовыЕжедневно: Курсы обмена валют во всех коммерческих банках МолдовыЕжедневно: Цены на АЗС

Николай БОРИССОВ: «Приобретение Moldindconbank-а – это лучшая покупка на молдавском рынке, хоть и самая рискованная»

Николай БОРИССОВ: «Приобретение Moldindconbank-а – это лучшая покупка на молдавском рынке, хоть и самая рискованная»

Интервью агентства InfoMarket

Год назад, в феврале 2020 года, Национальный банк Молдовы отменил режим внешнего управления в Moldindconbank-е, тем самым полностью передав его новому мажоритарному акционеру – Doverie United Holding AD (Болгария). Под внешним управлением MICB находился более трех лет: в октябре 2016 г НБМ выявил согласованные действия владельцев 63,89% акций. Этот пакет был выкуплен правительством за 760 млн леев и продан болгарскому инвестору за 764 млн леев. Интересно, что по итогам 2019 года чистая прибыль банка составила 678 млн леев, за 2020-й – 432 млн леев. По этому показателю MICB занимает вторую позицию в банковской системе Молдовы. О дивидендах, акционерах, развитии, о текущей ситуации и перспективах мы беседуем с председателем правления Moldindconbank-а Николаем Бориссовым.

InfoMarket: Получат ли акционеры дивиденды за прошлые годы? 

Николай БОРИССОВ: Это решение – за акционерами. Банк не выплачивал дивиденды с 2014 года. У нас есть запрос о выплате дивидендов (не от холдинга Doverie), и мы должны внести этот вопрос на голосование на годовом общем собрании акционеров. В прошлом году, как вы помните, Нацбанк не рекомендовал коммерческим банкам выплачивать дивиденды в связи с пандемией. 

InfoMarket: Когда стало известно о сделке, Doverie был представлен как холдинг, управляющий рядом компаний, в том числе и страховыми, но без банка.

Николай БОРИССОВ: Doverie давно хотел купить банк в холдинг, присматривался к банкам в Болгарии, Греции, Венгрии, на Кипре. В 2015 году было подписано предварительное соглашение о покупке Tokuda Bank, но сделка не состоялась. Учитывая этот опыт, мы увидели возможность приобрести банк в Молдове, провели due diligence в трех банках: Victoriabank, Moldova Agroindbank и Moldindconbank, получили разрешение на покупку крупного пакета акций.

InfoMarket: Но от приобретения первых двух вас отговорил ЕБРР?

Николай БОРИССОВ: Нет. Когда мы рассматривали покупку одного из этих двух банков, мы обсуждали с ЕБРР возможность партнерства с определенной долей участия. В конечном итоге, я считаю, что приобретение Moldindconbank-а – это лучшая покупка на молдавском рынке, хоть и самая рискованная. Любой банк с международным присутствием мог проявить заинтересованность в покупке, и мы не смогли бы с ними конкурировать: НБМ может быть, предпочел бы того, у кого есть международная сеть, да и по деньгам нас могли обойти.

InfoMarket: Может ли сложиться ситуация, что ваши права на владение контрольным пакетом акций банка будут оспорены и новые акционеры потеряют банк? 

Николай БОРИССОВ: Мы купили банк у государства – это важно. И если у бывших акционеров есть какие-либо претензии к закону или к стоимости акций, они должны предъявить их государству, а не новым акционерам.

InfoMarket: Doverie вырос из приватизационного фонда, а они в странах бывшего СССР и Восточной Европы не пользуются позитивным имиджем.

Николай БОРИССОВ: И в Болгарии в ходе приватизации многое продавалось за бесценок, ради сиюминутной выгоды. Но Doverie работает более 20 лет, активы холдинга растут, и мы доказали, что являемся серьезным инвестором, и у нас есть репутация. Основным акционером холдинга является крупнейшая в Болгарии группа компаний Sopharma, в которую входит 50 юридических лиц. Акции Sopharma являются самыми привлекательными на Софийской фондовой бирже, правда, в этом году по привлекательности их опередили акции холдинга Doverie, что связано с приобретением Moldindconbank-a.

InfoMarket: Как вас приняла молдавская банковская среда? 

Николай БОРИССОВ: Очень положительно. У нас налажены нормальные коммуникации. У банков есть общие цели, и мы стремимся их консолидировать. Например, как использовать IT инновации других компаний, чтобы верифицировать наших клиентов по фотографии, по паспорту, биометрии. Это - программа, которую мы продвигаем вместе с MasterCard, согласовываем с Нацбанком. Рынку необходимо принятие новых законов, чтобы расширить возможности применения IT.

InfoMarket: Что вам удалось сделать за первый год самостоятельного управления банком?

Николай БОРИССОВ: Мы создали свою команду и приняли стратегию развития, приняли ряд решений, которые откладывались годами. 

InfoMarket: Под управлением НБМ не осуществлялось стратегическое развитие Moldindconbank-a?

Николай БОРИССОВ: Стратегическое - нет, и я могу это подтвердить. Определенные решения, мы могли принять только после снятия администрации Нацбанка.

InfoMarket: Какие стратегические изменения можно ожидать в вашем банке?

Николай БОРИССОВ: В ближайшие два года мы инвестируем в IT более 10 млн евро, делая упор на цифровые банковские технологии. В конце февраля 2021 приобрели оборудование и лицензионное программное обеспечение на более, чем миллион евро, речь идет о контракте с компанией Oracle. Мы начали смену core banking, включаем дополнительные модули по кредитованию и депозитам, улучшаем веб-банкинг вместе с мобильным приложением. Процесс миграции данных очень длительный, поэтому запускать новую автоматизированную систему будем, скорее всего, во второй половине будущего года.

InfoMarket: Возвращаясь к вопросу об итогах года, вы познакомились с банком в ноябре 2018 -го, а внешнее управление было снято только в феврале 2020-го, за это время уменьшилось ли число клиентов, обороты на их счетах в вашем банке?

Николай БОРИССОВ: По юридическим лицам я не заметил ни роста, ни уменьшения; а по физическим – у нас рост. Мы сохранили лидерство на рынке банковских карт – у нас активных их более 500 тыс. Благодаря тому, что мы первые, кто установил на рынке банкоматы cash-in, а также банкоматы с несколькими валютами, клиенты активно этим пользуются. На долю MICB приходится 21,1% от всего числа банкоматов в Молдове, при этом доля операций – 37,6%. У нас 25,3% всех POS-терминалов, а доля операций с ними – 29,4%. Пандемия способствовала росту цифровых банковских операций, в нашем случае – на 70% в сравнении с 2019 годом. Кстати, нередко наши банкоматы используются для обмена валют, хотя там есть лимиты. Мы одни из первых в Молдове устанавливаем АТМ нового поколения - ресайклеры. Это банкоматы замкнутого цикла обращения наличных, позволяющие оптимизировать операционные и временные затраты. Но будущее – не за банкоматами, а за дигитальным банкингом. 

InfoMarket: Вы имеете в виду зоны 24/24?

Николай БОРИССОВ: Они лишь гарантируют круглосуточный доступ к услугам. Кстати, по статистике в Молдове банкомат, установленный в закрытой зоне, используется на 20% меньше, чем установленный на улице. 

Говоря об автоматическом обслуживании, я имею ввиду, например, кредитный конвейер. У некоторых наших конкурентов он уже применяется, но мы хотим запустить самый современный, который математически и статистически поможет нам лучше оценивать клиентов. Все банки постепенно уходят от персонализации принятия решений. И тут появляется проблема отражения той или иной компанией реальных данных в своей отчетности: в принятии решений система не сможет оценивать «серую бухгалтерию», поэтому клиенты должны будут определиться: пытаться минимизировать налоги или получать кредиты. 

Когда работа банка была связана с личностями, на уровне знакомств клиента с руководителями, у меня даже возникло какое-то дежавю. Я сталкивался с этим в Болгарии, когда европейский инвестор вводил стандартные процедуры, цифровую обработку данных при помощи кредитного конвейера. Именно он рассчитывает, сколько и на каких условиях можно выдать тому или иному заемщику, учитывается все, даже платежи по коммунальным квитанциям. Раньше инфраструктура банка рассматривалась на уровне сети филиалов, в будущем все будет осуществляться через мобильный бэнкинг и другие цифровые каналы. В Европе банковские услуги уже на 70% не предусматривают общения лицом к лицу клиента с банковским сотрудником.

InfoMarket: Планируете ли вы, в связи с этим закрывать свои агентства и филиалы?

Николай БОРИССОВ: В прошлом году из-за пандемии мы закрыли 21 агентство: некоторые из них работали в закрытых на тот момент торговых центрах, в некоторых агентствах работали один-два человека и стало трудно обеспечить соблюдение санитарных норм. Но у банка все еще самая крупная сеть в стране – 160 активных офисов, а число сотрудников за год уменьшилось всего на три человека. Сегодня в банке работает 1496 человек. На этапе подготовки к внедрению новой платформы и мобильного банкинга, мы не планируем закрывать ни один офис. Ведь если мы не успеем грамотно перевести клиентов с традиционного обслуживания на качественное цифровое, он может уйти, а для нас важен каждый клиент. 

InfoMarket: Вы осторожно отметили, что динамики по юридическим лицам не заметили ни позитивной, ни негативной, но ведь у банка были проблемы с корреспондентскими счетами, особенно в долларах США, когда ваши партнеры из-за прошлой репутации отказали вам в этой услуге?

Николай БОРИССОВ: За 2020 год мы дополнительно открыли два новых корреспондентских счета в Китае и Беларуси. Был период, когда некоторые зарубежные банки не пропускали платежи MICB, но сейчас проблема решена. Вопрос, который стоит перед нами, не в том, чтобы вернуть нормальные корреспондентские отношения, а насколько быстро это случится. Есть две причины этой задержки. Первая – пандемия. Были запланированы мероприятия, визиты представителей крупных банков, которые хотели на месте сделать due diligence и познакомиться с людьми, которые тут работают. В соответствии с международными требованиями по борьбе с отмыванием денег они могут сделать это только с проверкой на месте. А вторая причина, весьма неприятная, состоит в том, что многие международные финансовые учреждения не хотят брать риски Молдовы в последнее время из-за подорванной репутации страны, а Moldindconbank работает в Молдове. По этой же причине мы не можем пока получить и международные кредитные линии.

InfoMarket: А насколько вам нужны международные линии, если достаточность капитала банка – 35,5%, а ликвидность превышает 59%?

Николай БОРИССОВ: Это, прежде всего, повышение нашей репутации. Кроме того, наличие таких кредитных линий позволяет предоставлять хорошие условия для клиентов. Мы начали переговоры, но пока международные финансовые организации проявляют озабоченность относительно дополнительных инвестиций в Молдову.

InfoMarket: Что, на ваш взгляд, можно сделать с повышенной банковской ликвидностью, кроме покупки государственных ценных бумаг? 

Николай БОРИССОВ: К сожалению, повышенная ликвидность говорит о том, что мы не очень хорошо управляем активами. Поэтому надо кредитовать. И если по физическим лицам с кредитованием у нас все хорошо, в отношении юридических лиц мы немного потеряли из-за консервативной политики последних лет по кредитованию. Выбор активного клиента, которому нужно финансирование, основан на том, какой банк предоставит ему наилучшие условия. А мы, как банк, долгое время находившийся под внешним управлением, в начале пандемии были консервативнее, чем другие участники рынка.

InfoMarket: У многих компаний появились проблемы с выполнением своих обязательств из-за пандемии, насколько ваш банк соответствует высказыванию Марка Твена, что банкир – это человек, который дает вам зонтик, когда солнечно, и отбирает, когда начинается дождь?

Николай БОРИССОВ: Мы терпеливы к клиентам, которые столкнулись с проблемами, но они должны понимать, что с банком надо общаться. Если у нас нет информации и общения, мы не можем ничего сделать, инициатива должна исходить и от клиента.

InfoMarket: В Monitorul Oficial больше всего объявлений о применении права залога в прошлом году публиковались от имени вашего банка, с чем это связано?

Николай БОРИССОВ: в 2019 году банк списал с баланса большое число кредитов. Мы о них не забыли, просто они были погашены за счет акционерного капитала. Был увеличен наш резервный фонд и дела переданы юридическому отделу. До этого просрочки по кредитному портфелю более 30 дней доходили до 10,5% от всех кредитов и это вызывало недоумение у наших партнеров. Когда мы вывели кредиты за баланс, этот показатель был уменьшен до 2,8%. Качество кредитного портфеля существенно улучшилось. Это не значит, что мы забыли об этих кредитах, они – наши активы, над возвратом которых мы продолжаем работать, хотя в Молдове очень большая проблема в судебной системе. Думаю, более 20 млн евро мы сможем вернуть в банк — уже в качестве прибыли, поскольку именно за счет неосуществлённой прибыли прошлых лет мы их «списали».

Теперь наши сотрудники, кредитные отделы работают как бы «с чистого листа», в их отчетах больше нет проблемных кредитов, которые портят им показатели, улучшена атмосфера работы и каждый занимается своим делом: кредитные отделы — кредитованием, юридические — возвратом «списанных» активов.

InfoMarket: В чем, на ваш взгляд, главная проблема банковской системы Молдовы?

Николай БОРИССОВ: Если мы говорим о кредитовании, то самая большая проблема – судебная система. Нельзя быть уверенным в справедливости судебных решений. «Заинтересованные лица» этим не пользуются, когда речь идет о малых кредитах, интерес появляется, когда на кону крупные и очень крупные суммы. 

Важной проблемой является отсутствие достаточной нормативной базы для развития цифровых банковских технологий и внешних допусков. В Европе применяется PSD-2 (Payment Services Directive): банки обязаны открыть двери для финтехкомпаний, которые, обладая лицензиями, могут самостоятельно просматривать сальдо своих клиентов и собирать информацию о транзакциях со всех банков. А в Молдове не решено даже, как выйти в облако – Cloud Sollutions. Мы могли бы не вкладывать огромные деньги в IT, в оборудование и помещения, а воспользоваться мощностями облачных технологий, чтобы быстрее производить расчеты и принимать решения. И речь даже не идет о передаче и хранении данных в облаках, сколько о покупке машинного времени. Другой пример, - это пользование внешними услугами. Банки могли бы заказывать услуги по оцифровке и хранению архивных данных, — это же не банковский бизнес. Но пока это не регламентировано, так как велика вероятность утечки информации. Хотя в Европе уже давно хранят архивы на аутсорсинге. 

InfoMarket: В Молдове банки за долгие годы так и не договорились о создании внутренней системы платежей по картам VISA и MasterCard, все расчеты проходят через внешние операционные центры, поэтому пользователи платят большие комиссии, особенно, если пользуются банкоматом другого банка. Есть шанс что-то изменить?

Николай БОРИССОВ: Когда мы делали due diligence в трех банках, обратили внимание на это. Это сильно повышает стоимость внутренних транзакций, не говоря уже о стоимости услуг для клиентов, если они используют банкоматы других банков. В Болгарии есть внутренний карточный центр, и я не задумываюсь, кому принадлежит банкомат, когда хочу снять деньги. Сегодня крупнейшими банками Молдовы управляют иностранные специалисты, поэтому, я думаю, есть возможность договориться. Это несправедливо, чтобы пользователи карт в этой стране платили столь высокие комиссии.

InfoMarket: За последние годы у нас сменились владельцы самых крупных банков, пришли иностранные инвесторы, международные сети, и многие провели ребрендинг. Не считаете ли вы, что и вашему банку пора сменить логотип?

Николай БОРИССОВ: Перед тем, как поменять фасад и логотип, надо поменять основу банка. Наша цель - не смена логотипа: мы хотим изменить банк изнутри, и потом, в результате внедрения инвестиций в IT, будет смысл сменить и логотип. Сегодня мы на втором месте по величине активов, по кредитному портфелю, но наша цель быть не самым большим, а самым лучшим банком: чтобы клиенты определяли нас как лучший банк. А каковы критерии оценки у клиента – это другой вопрос. Если клиенты будут довольны нашими услугами, мы станем и самым крупным. Но если мы не будем самым лучшим, нет смысла быть самым большим.

// 09.03.2021 - InfoMarket

Новости по теме