Новости

Глава офиса USAID в Молдове Karen Hilliard: «Мы продвигаем идею о том, что виноделие и туристический рынок — это единое целое».Тайны молдавского валютного рынка - 2017Данные о деятельности коммерческих банков Молдовы на 31 августа 201715 лет лизингового бизнеса в Молдове: через диверсификацию к расширениюМолдавский лей vs Геополитика. О чем говорит курс валюты про власть, бизнес и мировые процессыАлександр ШОРОХОВ: «Наши часы — это искусство на руке»10 лет с начала строительство терминалов Trans-Oil в порту Джурджулешты$200 млн. из кармана потребителя ради исполнения европейских директив?Кого защищает новая редакция закона о внутренней торговле?Рынок ГЦБ 2014-2016: Минфин подсчитывает убытки, инвесторы – доходыКоснется каждого, и мало не покажетсяОсторожная попытка прохождения мертвой зоныРынок ГКО: Минфин гонится за деньгами, инвесторы – за доходностью. И тем, и другим надо быть готовыми ко всему.Молдова заняла 105-е место среди 139 стран в глобальном рейтинге креативности.Деньги, которые можно мыть…Феникс с арабским капиталомОсновные макроэкономические показатели МолдовыЕжедневно: Курсы обмена валют во всех коммерческих банках МолдовыЕжедневно: Цены на АЗС

Осторожная попытка прохождения мертвой зоны

Осторожная попытка прохождения мертвой зоны

Новый президент Национального банка Молдовы Сергей Чокля, вступивший в должность с 11 апреля 2016 г., пока входит в курс дела, продолжает политику своего предшественника. В конце апреля Исполнительный комитент НБМ под его руководством принял решение об очередном снижении базисной ставки на два процентных пункта – с 17% до 15% годовых. Но какую цель преследует Нацбанк, снижая только базисную ставку, при этом оставляя нормы обязательного резервирования по депозитам, привлеченным банками в леях на уровне 35%?

С конца 2014 года до сентября 2015 г. НБМ решал главный вопрос своей миссии: сдерживание уровня инфляции. Среди основных мер для этого необходима была стабилизация валютного курса, и регулятор принимал меры для стерилизации леевой массы. Менее чем за год – с декабря 2014 г. по сентябрь 2015 г. - Нацбанк поднял ставку рефинансирования с 3,5% до неприличных 19,5%, и нормы обязательного резервирования - с 14% до анти-рекордных 35%. В результате курс стабилизировался, правда, вместе с ним остановилась и без того хилая бизнес-среда.

И вот тому простой пример. Более половины поступлений в госбюджет обеспечиваются деятельностью таможни – то есть от экспортно-импортных операций. В леевом исчислении поступления от таможни незначительно выросли, однако девальвация национальной валюты указывает на существенное снижение экспортно-импортной деятельности: в сравнении с I кварталом 2014 г. в этом году они упали на 26,7%.  Это ли не показатель, мягко говоря, снижения деловой активности?!

 

I квартал 2014

I квартал 2015

I квартал 2016

Поступления в госбюджет от таможни (млн. леев)

3205,43

3357,35

3520,2

Доля таможенных поступлений в общих поступлениях в госбюджет (%)

62,2

49,8

57,6

Средний курс Нацбанка (MDL vs USD)

13,3875

17,9989

20,0737

Поступления в госбюджет от таможни (млн. USD)

239.43

186.53

175.36

Но вернемся к финансовому сектору. В условиях, когда Нацбанк стерилизует леевую массу, поднимая ставки и нормы, банки стремятся привлечь свободные на рынке ресурсы через депозиты, принимая их по достаточно высоким ставкам – до 19% годовых. Однако кредиты под такие ставки бизнес брать не в состоянии. С деньгами надо что-то делать –благо, в стране перманентного политического кризиса, повлекшего за собой замораживание всех международных финансовых проектов, всегда найдется тот, кому очень нужны деньги – государственный бюджет. А раз деньги очень нужны, то и торговаться за них сильно никто не будет, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

В условиях, когда ставки непомерно высоки, свободных денег не много, а госбюджет испытывает жесточайший дефицит, самым интересным и надежным объектом инвестиций стали государственные казначейские обязательства. Привлекая средства по ставкам до 19% годовых, коммерческие банки с удовольствием размещали их в ГКО по ставкам, доходящим до 26,5% годовых! Зачем кредитовать бизнес, если государство и без того обеспечивает стабильные 5-7 процентных пунктов прибыли на привлеченных деньгах?!

Динамика базисной ставки НБМ и доходности ГКО в период: октябрь 2014 - апрель 2016 гг по месяцам

 

Другими словами, Нацбанк, решая свои задачи, заставил Минфин, а вместе с ним – государственный бюджет всей страны, расплачиваться за свои решения, причем быстро и очень дорого.

Чтобы смягчить последствия своих действий, с февраля 2016 г. НБМ начал постепенное снижение базисной ставки: с 19,5% в январе до 15% - в конце апреля. Тем самым рынку дается сигнал – ставки должны снижаться, в том числе (или даже в первую очередь) по ГКО. Однако темпы снижения доходности госбумаг более плавные: с пикового января, когда средневзвешенная ставка составила 25,29% годовых, она снизилась до 22,66% в апреле (когда базисная уже была 17%). Учитывая, что с начала мая базисная установлена на отметке 15% годовых, можно ожидать снижения доходности ГКО по крайней мере на два процентных пункта.

Но есть и другая составляющая доходности госбумаг – объем их выпуска. Пока Нацбанк на протяжении 2015 года повышал базисную ставку и, что еще более важно, нормы обязательного резервирования, коммерческие банки изыскивали свободные ресурсы для выполнения этих требований и активного участия на рынке ГКО не принимали. Это привело к тому, что к 1 декабря 2015 г., то есть по итогам 11 мес., Минфин не то, чтобы не пополнил дефицит бюджета от продажи ГКО, наоборот – выкупил их с рынка на сумму 572,9 млн. леев! А ведь в изначальной версии бюджета 2015 г. от продажи ГКО в бюджет должны были поступить 600 млн. леев. Наблюдая за отсутствием спроса на бумаги, Минфин (впоследствии и парламент) скорректировал эту цифру, определив нулевой показатель по итогам года. И что же произошло в итоге?

Пополнение госбюджета от продажи ГКО на первичном рынке в 2015-2016 гг. по месяцам (в млн. леев)

 

В декабре, когда банки уже успокоились на счет гонки по выполнению норм обязательного резервирования, а темп сбора средств с рынка был уже задан, в канун «мертвого» с точки зрения бизнеса января, свободные ресурсы хлынули на рынок ГКО. Минфин – рад стараться, и  только за месяц разместил бумаг на 816,2 млн. леев! Тем самым он не  только покрыл убытки прежних месяцев, но и преподнес бюджету 243,3 млн. леев. Правда, цена этих денег оказалась весьма высокой – 24,86% годовых (средневзвешенная за декабрь). Итоговая ставка по году по ГКО составила 20,13% годовых при минимальном ее значении в январе 2015 г. – 11,59%.

Темп продаж ГКО в начале года был сохранен. При том, что в законопроекте бюджета 2016 г. от реализации ГКО на первичном рынке должно поступить 200 млн. леев, за 4 месяца Минфин направил в бюджет уже 1184,6 млн. леев! Теперь – только выкупать, чтобы войти в рамки законопроекта, или же менять законопроект.

Решения Нацбанка, политическая нестабильность и нужды бюджета заставляли Минфин одалживать деньги под весьма высокие проценты. Обслуживание этого внутреннего долга – весьма тяжелое бремя для государства, экономика которого, мягко говоря, не развивается. Причем, высокую цену платить придется не один год: Минфин продавал двухгодичные бумаги по ставке до 24,96% годовых; а на 12 месяцев – 26,49% годовых! То есть если даже сейчас удастся заставить рынок покупать бумаги по адекватной цене, повышенную доходность «инвесторам» платить придется еще года два. Существует, конечно, вариант очередной резкой девальвации национальной валюты – чтобы бюджету было легче, но это чревато полным развалом экономики и бизнес-среды.

Сколько времени понадобится Нацбанку, Минфину и правительству, чтобы хотя бы приблизиться к показателям полуторагодовалой давности - октября 2014 года? Когда базисная ставка составляла 3,5% годовых; нормы резервирования – 14%; средневзвешенная доходность по ГКО – 6,94% годовых; годовой уровень инфляции – 4,8%. Про курс национальной валюты, который составлял тогда 14,67 леев за доллар, умолчим: при определенных действиях, стабилизации и создания импульсов для развития, и при нынешнем курсе можно достичь положительных результатов. Увы, не быстро. Хотя показатель инфляции по итогам 2016 года уже прогнозируются на уровне 5%.

Меры, предпринимаемые сегодня Нацбанком, очень и очень осторожны, к тому же их нельзя назвать комплексными. С одной стороны, он хочет показать рынку, что ставки пора снижать, и прежде всего это касается рынка государственных ценных бумаг, с другой – не ослабляет давление на банковскую ликвидность; видимо, все еще опасаясь, что свободная леевая масса может хлынуть на валютный рынок.

Кстати, о валюте. Деятельность НБМ на валютном рынке в последний год нельзя назвать активной. После коллапса конца 2014 г., Нацбанк старается поддерживать уровень резервов на уровне, до которого упал. Ситуация на конец апреля – $1,82 млрд., при том, что абсолютный рекорд валютных резервов Нацбанка был зафиксирован 14 декабря 2013 года – $2,83 млрд.

Динамика валютных резервов НБМ (декабрь 2014 – апрель 2016) в млн. USD

 

Основные валютные интервенции Нацбанка пришлись на период ноябрь-2014 – февраль 2015 г. За 4 мес. НБМ продал валюту из резервов на $709 млн.

Валютные интервенции Нацбанка в 2014-2016 гг. (в млн. USD)

 

* Примечание: данных за апрель 2016 пока нет.

Как видим, в последний год НБМ не играет какую либо существенную роль на валютном рынке. Единственным ярким событием стало приобретение им с рынка валюты на $39,9 млн. в октябре 2015 г. В остальном – он балансирует, удерживая курс на отметке под 20 (леев за $1).

Подытожим. У НБМ нет ни денег, ни желания сливать резервы на валютном рынке с целью поддержания курса. А поскольку ситуация остается весьма нестабильной, Нацбанк пока не имеет причины снижать нормы обязательного резервирования по привлеченным коммерческими банками депозитам. Снижение же базисной ставки – это сигнал рынку: давайте ситуацию разворачивать, чтобы и Минфину обслуживание внутреннего долга удешевить, и экономику немного оживить кредитованием по разумным ставкам. Вот если бы Нацбанк кредитовал банки по заявленной им базисной ставке – тогда, быть может, ее величина имела бы значение для финансового рынка. А поскольку регулятор, определяя базис, не обязан по нему кредитовать, выходит, что ставка эта стала неким абстрактно-информационным показателем.

А пока новый президент НБМ входит в курс дела, присматривается к наследию предшественника (не будем пока давать оценку ни одному, ни другому); пока он набирается опыта у иностранных коллег, видимо политика Нацбанка на ближайшие месяцы сохранится в тенденции последнего времени. В этом есть и хорошая новость: по крайней мере,  нет причин ожидать каких-либо резких движений со стороны регулятора, а значит уже можно что-то планировать… пока лишь на очень короткую перспективу. // 05.05.2016 – InfoMarket.

Новости по теме