Новости

О «втором пришествии» и контроле над банковской системой МолдовыДанные о деятельности коммерческих банков Молдовы на 30 сентября 2018+ 20 стран в копилку стран с безвизовым въездом для граждан МолдовыПриватизация Air Moldova: 2000 vs 2018. Найти 10 отличий!Молдова стоит на местеГлава офиса USAID в Молдове Karen Hilliard: «Мы продвигаем идею о том, что виноделие и туристический рынок — это единое целое».Тайны молдавского валютного рынка - 201715 лет лизингового бизнеса в Молдове: через диверсификацию к расширениюМолдавский лей vs Геополитика. О чем говорит курс валюты про власть, бизнес и мировые процессыАлександр ШОРОХОВ: «Наши часы — это искусство на руке»10 лет с начала строительство терминалов Trans-Oil в порту Джурджулешты$200 млн. из кармана потребителя ради исполнения европейских директив?Кого защищает новая редакция закона о внутренней торговле?Рынок ГЦБ 2014-2016: Минфин подсчитывает убытки, инвесторы – доходыКоснется каждого, и мало не покажетсяОсторожная попытка прохождения мертвой зоныРынок ГКО: Минфин гонится за деньгами, инвесторы – за доходностью. И тем, и другим надо быть готовыми ко всему.Молдова заняла 105-е место среди 139 стран в глобальном рейтинге креативности.Деньги, которые можно мыть…Феникс с арабским капиталомОсновные макроэкономические показатели МолдовыЕжедневно: Курсы обмена валют во всех коммерческих банках МолдовыЕжедневно: Цены на АЗС

О «втором пришествии» и контроле над банковской системой Молдовы

О «втором пришествии» и контроле над банковской системой Молдовы

Комментарий агентства InfoMarket

Переждав волну восторженных комментариев и заявлений относительно продажи 41,09% акций крупнейшего в стране Moldova Agroindbank-a (MAIB) международному консорциуму, уже можно спокойно поразмышлять «на заданную тему».

В период подготовки этой сделки и после подписания контракта почему-то почти никто не вспомнил о том, что это «второе пришествие» двух старых акционеров: Европейский банк реконструкции и развития (EBRD) и Western NIS Enterprise Fund (WNISEF) - фонд, которым сегодня управляет Horizon Capital, в 2001 году приобрели, соответственно, 9,8% и 9,9% акций MAIB. А в 2006 году — их продали.

В этот период (особенно в 2003-2004 гг.) в прессе, причем, не только молдавской, появлялись «неприличные» подробности конфликта, разразившегося между акционерами банка. Причины озвучивались обеими сторонами, и у каждого была своя правда: руководство банка возглавляемое тогда Натальей Врабие и часть акционеров заявляли о рейдерском захвате банка; а иностранные акционеры настаивали на выплате дивидендов и возмущались «золотым парашютом» Натальи Врабие в размере $10 млн., которые она должна была получить в случае своего досрочного ухода с поста председателя банка.

Но в какой-то момент скандал утих: стороны поняли, что вынесенный сор из избы сильно вредит репутации банка, а значит, обесценивает его акции со всеми вытекающими последствиями. Тогда конфликтующие акционеры выработали какое-то соглашение, в результате которого в 2006 году EBRD и WNISEF продали свои акции группе инвесторов из Словении и Голландии. К слову, в сентябре 2018 года, накануне сделки по продаже 41,09% акций, среди крупных (более 1% акций) держателей акций MAIB, никаких иностранных компаний или физических лиц не было.

Нынешняя сделка, по всей видимости, еще аукнется молдавскому государству. Несмотря на то, что Нацбанк Молдовы совместно с правительством и парламентом страны тщательно анализировали и документированно обосновывали каждое действие и каждый шаг, международные адвокаты прежних акционеров (и это тоже появлялось в прессе) не отказываются от исков в международные суды за защитой прав акционеров, у которых этот пакет в 41,09% акций MAIB был конфискован.

А если и придется кому отвечать, то не инвесторам: они купили акции у правительства Молдовы и являются добросовестными покупателями. Это значит, что если кто и пострадает из-за судебных разбирательств (которые, безусловно, еще будут) — так это государство, прежде всего — госбюджет. Но не будем загадывать наперед.

Три инвестора: Horizon Capital, EBRD и литовская компания Invalda INLV специально создали инвестиционную компанию HEIM Partners Ltd (название, видимо, составлено по первым буквам инвесторов H.E.I. и M - наименования страны и банка). Она и приобрела 41,09% акций MAIB. А в сентябре Совет по конкуренции рассматривал запрос, по которому HEIM Partners выразил намерение приобрести права на пользование пакетом в 7,28% акций — это ряд нынешних акционеров согласились «отдать свои голоса» (не акции) новым владельцам.

Таким образом, группа акционеров, с разрешения НБМ, скорее всего будет голосовать долей в 48,37% акций банка. В случае с Moldova-Agroindbank это означает де-факто полный контроль: в банке более 3 тыс. акционеров и никогда все они одновременно не присутствовали на общем собрании.

В компании HEIM Parnters Ltd у EBRD и Invalda INLV доли составляют по 37,5%, а у Horizon Capital — 25%. Исходя из этого расчета, EBRD будет владеть примерно 15% акций MAIB. При этом объявлено, что ведущая роль в качестве акционера в этом банке будет закреплена за Horizon Capital, как одним из самых опытных инвесторов в Молдове.

Вообще стоит разделить цели и задачи инвесторов в самом консорциуме. Invalda INLV — это скорее классический инвестиционный фонд, который вкладывает средства с целью получения дохода для своих инвесторов и пайщиков. Horizon Capital — это венчурный фонд, целью которого является развитие приобретаемых активов с целью дальнейшей перепродажи стратегическим инвесторам, и тоже — с прибылью. Что же касается EBRD, то в его уставе все немного сложнее.

Соглашение о создании EBRD, подписанное в 1990 году, вступило в силу в 1991 году. «Цель банка состоит в том, чтобы, внося вклад в экономический прогресс и реконструкцию, содействовать переходу к открытой экономике, ориентированной на рынок, а также развитию частной и предпринимательской инициативы в странах Центральной и Восточной Европы, приверженных принципам многопартийной демократии, плюрализма и рыночной экономики и приводящих их в жизнь».

EBRD является акционерным обществом, акции которого на определенных условиях могут покупаться и продаваться. Ресурсами банка, помимо уставного капитала в 10 млн. экю (столько же - в евро), являются также заемные ресурсы, средства, полученные в счет погашения займов и др. То есть действуют принципы классического коммерческого банка: деньги акционеров плюс доходы от инвестиционной деятельности. Есть в уставе и отдельная статья про распределение доходов. В частности, там записано: «Банк во всех своих операциях руководствуется здоровыми банковскими принципами». При этом нельзя сказать, что у Совета директоров как-то связаны руки по видам и размерам комиссионных:

«1. Помимо процентов Банк взимает комиссию по предоставленным им займам или по займам, в которых он участвует, в рамках своих обычных операций. Условия выплаты комиссии определяются Советом директоров.

2. При предоставлении гарантии по займу в рамках своих обычных операций или при гарантированном размещении ценных бумаг Банк взимает сборы, уплачиваемые по ставкам и в сроки, определяемые Советом директоров с тем, чтобы обеспечить соответствующую компенсацию за свои риски.

3. Совет директоров может устанавливать любые другие начисления, которые Банк взимает по своим обычным операциям, а также любые комиссии, сборы и иные начисления по своим специальным операциям».

Банк приходит в страну с проектами только тогда, когда его об этом просят. И заявка должна быть письменной.

Кроме того, учитывая международный статус банка, все его члены, принявшие устав, приняли и статьи, в которых говорится об иммунитете активов и архивов от конфискации (реквизиции, экспроприации и т.п.), а «все управляющие, директора, заместители, должностные лица и служащие Банка, а также эксперты, выполняющие поручения Банка, обладают иммунитетом от судебного производства в отношении действий, совершенных ими при выполнении служебных обязанностей», если банк не лишит их этого иммунитета. В Уставе прописан и ряд привилегий, предоставляемых служащим банка, приравнивая их к должностным лицам государства.

«В рамках своей официальной деятельности Банк, его активы, имущество и доход освобождаются от прямых налогов». Правда, от оплаты коммунальных услуг он не освобожден.

Другими словами, если внимательно почитать устав, то, похоже, что Европейский банк реконструкции и развития — это коммерческая организация, созданная рядом стран (а также Европейским инвестиционным банком и Европейским экономическим сообществом), имеющая политическое влияние и защищенная дипломатической неприкосновенностью. Но в этом ведь ничего плохого нет: EBRD финансирует немало важных проектов в рискованных странах с развивающейся экономикой, его присутствие привлекает в такие страны других международных инвесторов. А то, что риски стоят денег, — это никому объяснять не надо.

Кроме этого консорциума на акции MAIB других инвесторов не нашлось. Да, сумма сделки в три раза ниже, чем стоимость активов на одну акцию, были бы другие желающие — цена могла быть выше. И если в первой половине 2000-х годов иностранные инвесторы не смогли добиться от руководства и других акционеров MAIB выплаты дивидендов, теперь — все в их руках: HEIM Partners Ltd, уже может рассчитывать и голосовать за выплату дивидендов. Тем более что у банка размер собственных средств составляет, по данным на 31 августа 2018 года, 3,2 млрд. леев (160 млн. евро). То есть, купив 41,09% акций за 451,53 млн. леев, HEIM Partners Ltd фактически приобрел активы на 1,3 млрд. леев — в 2,9 раза больше. Интересно будет посмотреть весной 2019 года, решат ли акционеры на общем годовом итоговом собрании что-то выплатить в виде дивидендов.

После того, как Banca Transilvania, контроль в котором принадлежит EBRD, приобрел 39,2% акций Victoriabank-а (VB), где EBRD напрямую владеет 27,56%, Европейский банк реконструкции и развития получил полный контроль над Victoriabank-ом — 66,76%. И, согласно молдавскому законодательству, объявил о том, что готов выкупить акции у всех остальных акционеров, кто пожелает их продать. Теперь EBRD вместе с партнерами получил контроль и над MAIB.

Надо отметить, что EBRD также владеет 8,84% акций в Mobiasbanca — Grupe Societte Generale, а Western NIS Enterprise Fund имеет 13,03% в Fincombank-e. Помимо этого, у EBRD есть не голосующие акции в Procredit AG, немецкой компании, которая на 100% владеет молдавским Procredit Bank-ом.

Совокупные активы MAIB и VB составляют 46,5% всех активов молдавской банковской системы. Если прибавить к этому активы EBRD в Mobiasbanca и WNISEF в Fincombank-e, три иностранных инвестора (включая нового - Invalda INLV) владеют долей в 48,2% активов молдавских банков. А доля Procredit Bank-a в общей сумме активов системы составляет 4,2%.

И нельзя не вспомнить о Moldindconbank-e, с долей активов по системе в 19,01%, у которого на продажу выставлен пакет в 63,89% акций. Эти акции Нацбанк и правительство также намерены продать стратегическому инвестору (вряд ли местному). Тем более, что среди множества восторженных заявлений после сделки с акциями MAIB четко было сказано: процедура опробована и может быть применена и к акциям Moldindconbank-a...

P.S.: На этапе создания молдавской банковской системы под руководством первого президента НБМ Леонида Талмача было сделано все, чтобы именно молдавские банки стали на ноги до того, как в Молдову потянется иностранный банковский капитал. Его приходу не то, чтобы кто-то сопротивлялся, но на законодательном уровне были созданы единые условия для всех участников рынка, что больше благоприятствовало молдавским банкам. Именно поэтому по закону в Молдове нельзя открывать филиалы иностранных коммерческих банков — каждый банк должен быть зарегистрирован как самостоятельная единица; тем самым молдавский рынок делался не столь привлекательным для иностранных банков.

Такой же позиции придерживался и президент Владимир Воронин, который, как говорят, был не очень доволен, когда Mobiasbanca был куплен группой Societte Generale.

Теперь сбылся «кошмар» Леонида Петровича и Владимира Николаевича — молдавская банковская система контролируется извне. С другой стороны, к чему привел «самоконтроль» мы тоже все прекрасно знаем. А в условиях, когда страну уже 27 лет штормит от политической нестабильности, от желания и действий политиков залезть в карман финансовых учреждений, внешний контроль системы поставил на этом точку.

Не смогли сами разобраться и договориться, как жить и развиваться, будем жить, по указке извне. Только надо понимать, что в Уставе EBRD, например, написано: «Президент, вице-президент(ы), должностные лица и сотрудники Банка при выполнении своих обязанностей служат только Банку и никому иному». Имеем, что имеем.// 10.10.2018 — InfoMarket.

 

Новости по теме