Новости

Данные о деятельности коммерческих банков Молдовы на 30 сентября 2017Глава офиса USAID в Молдове Karen Hilliard: «Мы продвигаем идею о том, что виноделие и туристический рынок — это единое целое».Тайны молдавского валютного рынка - 201715 лет лизингового бизнеса в Молдове: через диверсификацию к расширениюМолдавский лей vs Геополитика. О чем говорит курс валюты про власть, бизнес и мировые процессыАлександр ШОРОХОВ: «Наши часы — это искусство на руке»10 лет с начала строительство терминалов Trans-Oil в порту Джурджулешты$200 млн. из кармана потребителя ради исполнения европейских директив?Кого защищает новая редакция закона о внутренней торговле?Рынок ГЦБ 2014-2016: Минфин подсчитывает убытки, инвесторы – доходыКоснется каждого, и мало не покажетсяОсторожная попытка прохождения мертвой зоныРынок ГКО: Минфин гонится за деньгами, инвесторы – за доходностью. И тем, и другим надо быть готовыми ко всему.Молдова заняла 105-е место среди 139 стран в глобальном рейтинге креативности.Деньги, которые можно мыть…Феникс с арабским капиталомОсновные макроэкономические показатели МолдовыЕжедневно: Курсы обмена валют во всех коммерческих банках МолдовыЕжедневно: Цены на АЗС

Нацбанк Молдовы – рекордсмен!  Но кому нужны эти рекорды, и какую цену придется за них заплатить?

Нацбанк Молдовы – рекордсмен! Но кому нужны эти рекорды, и какую цену придется за них заплатить?

Комментарий агентства InfoMarket

Национальный банк, спасая финансовую систему, добивает экономику. Призванный обеспечить жизнедеятельность кровеносной системы экономики, которой является банковская система, НБМ консервативен, и это убивает бизнес, а за ним - и экономику всей страны. Со стороны видно, что Нацбанк сильно лихорадит: сначала он увеличивает леевую массу, кредитуя на миллиарды леев Banca de Economii, затем ее стерилизует за счет других, повышая ставки и нормы.

Ставка рефинансирования в 15,5% годовых, в очередной раз увеличенная Нацбанком в конце июня, уже добила кредитование, но и эта ставка, как утверждают аналитики, еще не предел.

История с выводом из страны миллиарда долларов в ноябре 2014 г. поставила всю Молдову в «интересное положение». По своей ли, не по своей ли воле, допустив вывод миллиарда, Нацбанк стал лихорадочно латать дыры.

Еще в начале декабря 2014 ставка рефинансирования была 3,5%. А 12 декабря 2014 г. НБМ повышает ее до 4,5%; 30 декабря – до 6,5%; 29 января 2015 – до 8,5%;  18 февраля – до 13,5% (вообще беспрецедентный рост сразу на 59%!); 28 мая ставка уже 14,5%; 25 июня – 15,5% годовых. Всего за полгода ставка рефинансирования – один из самых главных показателей финансово-банковской системы взлетела в 4,4 раза!!!

Нацбанк просто бьет все рекорды беспрецедентности. Что ни решение – то рекорд!

Динамика базисной ставки НБМ в 2008 – 2015 гг


И что происходит: НБМ ставки поднимает, чтобы затормозить кредитование, сделать деньги дорогими, сократить их объем, с целью снижения давления на валютный курс.

 Параллельно с повышением базисной ставки НБМ повышает и нормы обязательного резервирования – это деньги, которые все коммерческие банки должны держать на счетах НБМ, выражаются в процентах от общей суммы привлеченных средств. До февраля 2015 г. норма обязательного резервирования была 14%; в феврале – 16%; в марте, апреле, мае – 18%; июне – 20%; в июле – 26%. То есть норма меньше, чем за полгода практически удвоилась! И эти деньги у банков просто выведены из оборота, а значит покрывать расходы по тем же привлеченным средствам банкам надо за счет оставшихся в их распоряжении средств.

Динамика норм обязательного резервирования в MDL в 2006 - 2015 гг

 

И снова НБМ пошел на рекорд: за последние 10 лет установлена самая высокая норма обязательного резервирования в 26%. Даже в кризисный 2008 год максимально эта норма доходила до 22,5% и удерживалась на этом уровне на протяжении всего одного месяца. Выходит, что сегодня ситуация еще хуже, чем в период кризиса 2008 года? Некоторые даже склонны называть действия НБМ паническими…

 На фоне повышения ставки рефинансирования и норм резервирования в «интересном положении» оказались коммерческие банки, им-то никто не отменял нормы ликвидности и доходности. И одним из самых простых и явных способов это делать - покупать Государственные ценные бумаги. Тем более, что их доходность напрямую зависит от ставки рефинансирования, то есть растет.

 

 Средневзвешенная доходность ГЦБ при первичном размещении в 1997 - 2015 гг.


 И вот, казалось бы, вот оно – благоприятное поле для инвестиций, но и тут не все так просто. Еще один рекорд, как следствие действия Нацбанка, ставит Минфин. Вместо того, чтобы пополнять бюджет за счет продажи ГЦБ, ему пришлось сильно в этот бюджет влезть, выполняя свои текущие обязательства. В январе 2015 г. за счет продажи ГЦБ он пополнил бюджет на 164,4 млн. леев, а в феврале (-251,3 млн.), марте (-135,6 млн.) и апреле (-40,9 млн.) – забирал деньги из бюджета для погашения ранее выпущенных бумаг. Такие «отрицательные» месяцы были у Минфина и в прошлом году, но максимальная месячная сумма была -22,7 млн. леев в феврале 2014 г. Отрицательными для рынка ГЦБ были и август, сентябрь и октябрь прошлого года, совокупно на -33,4 млн. леев; но, согласитесь, не четверть миллиона в феврале этого года. Данная динамика подрывает уверенность инвесторов в рынке ГЦБ как высоколиквидных вложениях.

 Банки могли бы сильно помочь Минфину, приобретая ГЦБ, по уровню ликвидность почти приравненные Нацбанком к наличности, но у банков свободных денег все меньше. Как только 25 июня НБМ повысил базисную ставку, на первом же после этого решения аукционе по продаже ГЦБ Минфин не смог продать весь выставленный объем бумаг и ставки, которые в июне начали немного снижаться, снова пошли вверх.

 У банков просто не хватает свободных средств. Доверие к системе подорвано – не многие рвутся открывать новые депозиты, даже по повышенным ставкам. А кредитование – как один из главных моторов развития бизнеса практически парализовано. Ну кто, скажите, готов брать кредит уже под 17-20% годовых, когда еще полгода назад стоимость кредитов была вдвое меньше, а перспективы окупаемости инвестиций – выше.

 Динамика средней ставки по кредитам в MDL (процентов годовых)

  Вроде бы НБМ леевую массу стерилизует, а давление на курс сильно не снижается. После скачка и достижения максимальной отметки за всю свою историю 18 февраля 2015 г. в 20,9933 лея за $1, курс все равно держится на достаточно высоком уровне.

 Динамика курса MDL vs USD (01.06.2014 – 13.07.2015)

 Не сильно помогают Нацбанку и валютные интервенции. Валютные резервы за последние девять месяцев – с пресловутого ноября 2014 г.,  - сократились почти вдвое!

  Динамика валютных резервов НБМ (Февраль 2012 – Июль 2015) в USD

Исторического максимального значения валютные резервы НБМ достигли 14 декабря 2013 г. – $2827,2 млн. Затем они поддерживались примерно на одном уровне и в начале 2014 г. сумма составляла $2818,81 млн. За прошлый год резервы снизились на 662.21 млн. или 23,4%; причем основное снижение происходило в последние несколько месяцев года, упав к началу 2015 до $2156,6 млн. В начале июля 2015 сумма резервов – уже $1785,5 млн.; то есть только в этом году они уменьшились на 371,1 млн. или еще на 17%. Всего же – с начала 2014 г. за полтора года «кошелек резервов» «похудел» на $1033,31 млн. или 36,66%!

К тому же продажа резервов не сильно удержала молдавскую валюту от сильной девальвации. За тот же период – начало 2014 – июль 2015 – лей обесценился на 46% (с 13,057 на 01.01.2014 до 19,0628 на 13.07.2015.

Одной из причин девальвации лея является снижение объемов поступлений от гастарбайтеров из-за рубежа. И, к сожалению, это так. Но данные процессы были полностью прогнозируемы и достаточно точно просчитываемы.

Динамика перечислений физических лиц из-за рубежа по месяцам (в млн. USD)

В 2013 – 2014 гг. помесячные поступления от физических лиц, в общем-то, были достаточно ровными. По итогам всего 2013 г. общая сумма перечислений составила $1608,98 млн.; в 2014 – $1612,96 млн. Основное падение поступлений пришлось на текущий год. За 5 мес. 2015 г. в страну поступило от гастарбайтеров $437,82 млн.; тогда как за 5 мес. 2014 – $612,78; 5 мес. 2013 – $583,98 млн.; 5 мес. 2012 – 527,91; 5 мес. 2011 – 504,3 млн.; 5 мес. 2010 - $424,91 млн.

То есть фактически динамика валютных поступлений 2015 года полностью повторяет динамику 2010 года. Вот туда, в общем-то, мы и откатываемся, в тот послекризисный год.

Но ведь главная цель НБМ – напрямую к валютному курсу не относится, НБМ призван удерживать инфляцию в заданном коридоре. И коридор этот был установлен в 5% годовых плюс-минус 1,5 процентных пункта; то есть в коридоре 3,5-6,5% годовых. А резкая девальвация национальной валюты автоматически привела к росту потребительских цен, и вот уже в июне 2015 г. инфляция в годовом исчислении 8,3%! И это уже четвертый месяц подряд, когда уровень превышает верхний установленный предел. А впереди, по всей видимости, повышение цен на нефтепродукты и электроэнергию, что придаст инфляции очередной импульс.

Динамика инфляции в 2012-2015 гг помесячно в годовом исчислении

Но что важно! НБМ предпринимает меры по стерилизации левой массы, тогда как избытка леев в стране нет, - но есть дефицит валюты. Поступления от физических лиц вернулись к уровню 2010 года, и у Молдовы уже более полугода нет внешнего финансирования – это тоже были валютные поступления.

И роль базисной ставки сегодня уже не столь категорична. Раньше по базисной ставке НБМ сам кредитовал коммерческие банки, и банки, добавляя свою маржу, предоставляли эти ресурсы экономическим агентам. Но НБМ уже давно не кредитует банки в принципе, и базисная ставка теперь является больше ориентиром для рынка, нежели руководством к действию. Именно этим и объясняется то, что банки не так быстро торопятся поднимать ставки по кредитам, понимая, что рынок, их клиенты, резкого увеличения не выдержат и все может просто обвалиться. Тем более, что желающих брать новые кредиты все меньше.

В то же время сокращается число желающих класть деньги на депозиты в молдавские банки. Несмотря на рост ставок, в мае 2015 г. в сравнении с маем 2014 г. объем срочных депозитов в леях снизился на 8,6%; в иностранной валюте – на 8,1%. А ведь депозиты – это основной критерий доверия или, наоборот, не довероия к банковской системе страны.

Серьезные проблемы в молдавской экономике уже начались. На фоне банковской нестабильности и финансовых штормов, мало кто рискует начинать новые проекты, наоборот, при возможности - сворачивает ранее начатые. Как следствие – сокращение расходов, увольнение персонала, снижение доходов и… снижение налоговых выплат.

А в таких случаях государство, запланировав расходы, будет делать все, чтобы добиться получения запланированных доходов. И способы, как правило не очень идут на пользу бизнесу, который и без того, испытывая проблемы на всех сегментах рынка, под давлением контролирующих органов, будет стремиться всеми способами выжить, (как пример) - вплоть до закрытия компаний и возвращения к патентным взаимоотношениям с государством.

В последние годы бюджет всегда на 1-3% превышали запланированный уровень. А в этом году недобор, причем, прогнозы более, чем пессимистичные.

Доходы госбюджета Молдовы в январе-мае 2015 г. составили 10 млрд. 814,1 млн. леев, или на 3,9% меньше (-442,7 млн. леев) запланированного уровня. Доходы национального публичного бюджета в январе-мае 2015 г составили 16 млрд. 693,2 млн. леев, или на 1,8% меньше запланированного (-310 млн. леев).

Бюджетные организации на себе уже почувствовали дефицит денег в виде задержек платежей по госсзакупкам и даже в виде задержек по выплатам заработной платы.

В нынешней ситуации ясно одно: методы НБМ, которые раньше работали, сегодня должного эффекта не дают; наоборот – стали палкой в колесах молдавской экономики. Меры нужны более масштабные и глубокие, при стимулировании бизнеса и, прежде всего, создания стабильности в политической и финансовой сферах. Без этого страну ожидает коллапс, причем очень и очень скоро. // 15.07.2015 – InfoMarket.


Новости по теме