Новости

Данные о деятельности коммерческих банков Молдовы на 31 июля 2018Молдова стоит на местеГлава офиса USAID в Молдове Karen Hilliard: «Мы продвигаем идею о том, что виноделие и туристический рынок — это единое целое».Тайны молдавского валютного рынка - 201715 лет лизингового бизнеса в Молдове: через диверсификацию к расширениюМолдавский лей vs Геополитика. О чем говорит курс валюты про власть, бизнес и мировые процессыАлександр ШОРОХОВ: «Наши часы — это искусство на руке»10 лет с начала строительство терминалов Trans-Oil в порту Джурджулешты$200 млн. из кармана потребителя ради исполнения европейских директив?Кого защищает новая редакция закона о внутренней торговле?Рынок ГЦБ 2014-2016: Минфин подсчитывает убытки, инвесторы – доходыКоснется каждого, и мало не покажетсяОсторожная попытка прохождения мертвой зоныРынок ГКО: Минфин гонится за деньгами, инвесторы – за доходностью. И тем, и другим надо быть готовыми ко всему.Молдова заняла 105-е место среди 139 стран в глобальном рейтинге креативности.Деньги, которые можно мыть…Феникс с арабским капиталомОсновные макроэкономические показатели МолдовыЕжедневно: Курсы обмена валют во всех коммерческих банках МолдовыЕжедневно: Цены на АЗС

Кабинет министров и «деликатная ситуация»

Кабинет министров и «деликатная ситуация»

На прошлой неделе президент страны промульгировал все 11 законов, ответственность за которые взяло на себя правительство перед парламентом. Эта тема не утихает вот уже почти месяц, ведь случай-то – беспрецедентный!

Для тех, кто не в теме, напомним, что парламент принимает органические законы – то есть те, которые не являются конституционными или фундаментальными – в два чтения. В первом чтении депутаты как бы решают – нужен нам такой закон или нет, то есть принципально принимается решение, что да, такой закон нужен и его принимают в первом чтении. Во втором, даже более важном чтении, законопроект дополняется с учетом всех высказанных мнений, уточняются детали законопроекта, уточняются цифры и положения, чтобы внести максимально четкую ясность для исполнителей. И нередко в ходе парламентских дискуссий в первом чтении итоговый документ ко второму чтению может сильно отличаться от первоначального варианта.                                                              

Большинство из 11 законопроектов были доработаны и включены для утверждения во втором чтении в повестки дня заседаний парламента даже с указанными датами заседаний. И парламент на тот момент еще работал, депутаты в отпуск не разошлись.

Но правительство решило взять на себя ответственность за принятие этих законов. По поводу законности этого решения Кабмина еще могут состоятся слушания в Конституционном суде – по крайней мере разговоры об этом в политических кругах ведутся.

Процедура, когда правительство принимает законы предусмотрена законодательством на случай, когда парламент, например, в отпуске, а без тех или иных законов правительство не может выполнять свою работу. Тогда, пользуясь предоставленным мандатом, кабинет министров берет на себя ответственность и … извините, выполняет не только исполнительную, но и законодательную функцию.

Но почему правительство решило взять на себя такую сверх-ответственность при работающем парламенте?

Сегодня уже очевидно, что повышенная ответственность, которую взяло на себя правительство, связана с тем, что при большом количестве спорных моментов эти законы в высшем законодательном органе в том виде, в котором они подготовлены ко второму чтению, вряд ли прошли бы. Ведь первые чтения показали, что внутри самой коалиции не было более или менее согласованного единого мнения по ним.

И как сказал премьер-министр, главное было найти способ принять эти законы – и способ был найден. Но самое интересное то, что ряд законопроектов по непонятным причинам сильно видоизменились и отличаются от вариантов и первого чтения, и подготовленных ко второму чтению. По сути правительство приняло третьи варианты ряда законов, варианты – которые концептуально поменяли суть ранее обсуждавшихся изменений.

Общество и бизнес в недоумении! Причем речь идет как о ситуации в целом, так и о конкретных случаях.

В одной из прошлых передач мы говорили о законопроекте, принятом парламентом в первом чтении, об изменениях в закон о финансовых учреждениях. Тех самых изменениях, которые снижают порог для покупателей банковских акций для получения разрешения со стороны Нацбанка с 5% до 1%; которые запрещают банковские акции предоставлять в залог и усиливают уголовную ответственность менеджмента банков.

Напомним, бурные обсуждения при принятии закона в первом чтении окончились его принятием с оговоркой – принимаем в первом, а в ходе рассмотрения во втором устраним большинство недостатков.

И что теперь? В недоумении даже Мегарегулятор финансового рынка, - Нацкомиссию правительство поставило, по выражению зампредседателя Юрия Филип, в «деликатное положение».

Юрий Филип: «Все дискуссии и достаточно напряженные переговоры о разделении полномочий между НКФР и НБМ, которые ранее велись с международным партнерами и парламентом, закончились тем, что правительство приняло поправки в Закон о рынке капитала, во многом неожиданные для участников рынка».

И это он еще мягко высказался, ведь по принятому закону, впервые в мировой практике Министерство юстиции станет участником рынка капитала, поскольку к нему переходят функции центрального депозитария субъектов публичного интереса, кроме финансовых учреждений – их депозитарием будет Нацбанк. Функция депозитария – это не только ведение реестра ценных бумаг, но и осуществление клирингово-расчетных операций. И это – лицензионный вид деятельности, а лицензию такую Минюст должен получить от Нацкомиссии по финансовому рынку. И Нацбанк, кстати, тоже. К тому же депозитарий – это коммерческая деятельность, а по законодательству коммерческой деятельностью не имеют права заниматься ни Минюст, ни Нацбанк.

Среди 11 законов можно сказать есть те, принятие которых было необходимо для работы правительства, и по которым можно сказать, что затягивание их принятия могло бы иметь негативные последствия или препятствовало бы правительству выполнять свою работу. Представляя законы в парламенте, премьер их пронумеровал – воспользуемся и мы этой нумерацией.

Закон №1. Отмена иммунитета судей в случае правонарушений, связанных с отмыванием денег и незаконным обогащением и ликвидация Апелляционной палаты Бендер.

Закон №2. Повышение дисциплинарной ответственности судей посредством гарантирования неизбежности наказания всех нарушающих закон судей.

Закон №3. Законопроект, касающийся борьбы с отмыванием денег, повышающий эффективность мер по обеспечению защиты компетентными органами в области сделок и деятельности, в которых существуют подозрения на отмывание денег и финансирования терроризма.

Закон №6. Утверждение Комбинированной товарной номенклатуры, с целью внедрения соглашений об ассоциации и об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли с ЕС.

Закон №7. Относится к публичным финансам и налогово-бюджетной ответственности. Речь идет о повышении зарплат и пенсий.

Законы №8, №9 и №10. Это изменения в закон о государственном бюджете на текущий год, о бюджете государственного социального страхования, о фондах обязательного медицинского страхования на 2014 год. Вот тут как раз ничего удивительного: корректировки в эти законы с учетом текущей ситуации принимаются ежегодно.

Закон №11. Об организации и функционировании Национальной единой службы экстренных вызовов 112.

С той или иной степенью срочности – к этим законам, в общем-то, можно не придираться. Правительству будет не сложно объяснить, почему они нужны для того, чтобы кабинет министров мог стопроцентно выполнять возложенную на него миссию.

Но среди этого списка, в середину – за номерами четыре и пять – были внесены изменения, напрямую касающиеся бизнеса, экономики и финансов… в общем - денег. Это  те законы, где неточности и сырости в законодательной базе чреваты миллиардными потерями для экономики и бюджета страны. И увы, скорее всего это будет именно так…

Закон №4. Он вносит изменения и дополнения во многие законы и, в частности, касается банковского сектора. Это тот самый законопроект, который депутаты, принимая в первом чтении, обещали тщательно рассмотреть перед принятием во втором. Правительство избавило их от этой необходимости.

Но это еще не все. Правительство приняло закон о рынке капитала – чем повергло в шок и  рынок, и регулятора. Заместитель председателя НКФР Юрий Филип небезосновательно заявил, что на момент вступления этого закона может возникнуть ситуация, когда прекратятся сделки на рынке ценных бумаг с акциями банков, страховых компаний и крупных акционерных обществ: фактически всего того, что сегодня на нашем рынке и торгуется.

Закон №5. Предусматривает изменение некоторых законов, касающихся залогов движимого имущества и других обязательств по движимому имуществу. Тут тоже все не однозначно. В одном из изменений, с одной стороны государство гарантирует возврат НДСа при покупке залогового имущества, с другой – оно создает возможности для недобросовестных налогоплательщиков создавать ряд схем по возврату НДСа и в итоге, по заявлению председателя парламентской комиссии по бюджету и финансам, госбюджет недосчитается полумиллиарда леев в год.

Не будем критиками. Если правительство решило, что ему нужны какие-то законы, которые по тем или иным причинам парламент затягивает к принятию, - он этим правом воспользовался. Парламент в отведенные ему 72 часа не отправил правительство в отставку за данные действия и тем самым поддержал его инициативу. И последняя инстанция, которая могла остановить вступление в силу этих законов – президент страны – также поддержала кабмин и промульгировала эти законы.

Более того, что любопытно. Когда 8 августа эти законы были опубликованы в Мониторул Офичиал, под указом о промульгации стоит подпись президента страны, а под самими законами – подпись председателя парламента, хотя в преамбуле уточняется, что приняты они под ответственность правительства.

Господа, но Молдова – парламентская республика. Законы должны приниматься избранными депутатами.

И возникает логичный вопрос: если правительство так лихо принимает законы - то зачем нам тогда парламент?

Не хочу, чтобы меня обвинили в антиконституционной пропаганде, но, согласитесь – по Конституции правительство – это исполнительный орган власти, а законодательный – это парламент.

Со стороны это выглядит примерно так: правительству надоело, что парламент не принимает законы в том виде, которые необходимы правительству, либо затягивает их принятие. Кабмин выходит к депутатам и говорит: пока вы тут обсуждаете, мне работать не с чем, поэтому я, кабмин, решаю, что эти законы приняты, а вы – если не согласны – можете отправить меня в отставку, прекрасно осознавая, что за три месяца до парламентских выборов, никто и не решится менять правительство. Не думаю, что это шантаж, но мысли такие имеются.

Причем, что интересно, речь идет о блоке законов из 11 документов. И, скажем, если непринятие некоторых законов могло создать затруднения для выполнения правительством своей миссии и оправдания для их принятия имеются; то примерно половина законов никоим образом не создавала затруднений правительству, и острой необходимости принимать их сейчас не было. Тем более что по проектам было очень много разногласий и в обществе и в парламенте при обсуждении в первых чтениях, и выработанного единого видения по этим законам еще не было – даже у депутатов, даже в рамках одной фракции. 

Простите господин премьер-министр, при всем уважении, не думаю, что принимая в спешке столь большой пакет законов, правительство осознавало последствия принятия некоторых из них. Ведь ряд законов, принятых правительством, отличаются от того, что предлагалось на утверждение парламента, не имел широкого транспарентного обсуждения не только с общественностью, по общепринятой практике, но даже с министерствами и ведомствами, которым эти законы надлежит исполнять. А может, вам эти проекты просто подсунули?

Сегодня уже очевидно, что есть проблемы с исполнением ряда законов, возможны серьезные финансовые и экономические потери для бизнеса и государства. И законен вопрос, если это невозможно исполнить, то можно ли это исправить или остановить действие данных законов?

Господа политики, можете ли вы объяснить простые истины? В классическом понимании в республике существует три власти: законодательная, исполнительная и судебная. А если функции законодательной берет на себя исполнительная – и потом сама же их исполняет… можем ли мы говорить о республике и демократии?

Особо хочу подчеркнуть, что недоумение у людей вызвали не законы о ликвидации апелляционной палаты Бендер или о создании единого номера экстренной помощи 112… а то, что правительство при работающем парламенте взяло на себя ответственность за финансовые, экономические законы, которые депутаты обязались тщательно обсудить при принятии их во втором чтении… А правительство их и нас этого второго чтения лишило. При этом отвечать за это будет не правительство и не премьер-министр – отвечать будет парламент и каждый депутат в отдельности. Правительству в нынешнем составе работать до выборов – а это три-четыре месяца. Так зачем же ему понадобилось так срочно принимать 11 законов? И поверьте, последствия – прежде всего экономически негативные – мы все увидим еще до конца текущего года.

 

InfoMarket «В теме» - совместный проект агентства с телеканалом MBC.

Программа выходит на телеканале MBC

- по пятницам, в 19.30;

- по понедельникам в 07.15; 13.25 (повтор).