Новости

Данные о деятельности коммерческих банков Молдовы на 30 сентября 2019«Очарованный лес». Главные события 2018 годаГрузовики смогут быстрее пересекать молдавскую границуО «втором пришествии» и контроле над банковской системой Молдовы+ 20 стран в копилку стран с безвизовым въездом для граждан МолдовыПриватизация Air Moldova: 2000 vs 2018. Найти 10 отличий!Молдова стоит на местеГлава офиса USAID в Молдове Karen Hilliard: «Мы продвигаем идею о том, что виноделие и туристический рынок — это единое целое».Тайны молдавского валютного рынка - 201715 лет лизингового бизнеса в Молдове: через диверсификацию к расширениюМолдавский лей vs Геополитика. О чем говорит курс валюты про власть, бизнес и мировые процессыАлександр ШОРОХОВ: «Наши часы — это искусство на руке»10 лет с начала строительство терминалов Trans-Oil в порту Джурджулешты$200 млн. из кармана потребителя ради исполнения европейских директив?Кого защищает новая редакция закона о внутренней торговле?Рынок ГЦБ 2014-2016: Минфин подсчитывает убытки, инвесторы – доходыКоснется каждого, и мало не покажетсяОсторожная попытка прохождения мертвой зоныРынок ГКО: Минфин гонится за деньгами, инвесторы – за доходностью. И тем, и другим надо быть готовыми ко всему.Молдова заняла 105-е место среди 139 стран в глобальном рейтинге креативности.Деньги, которые можно мыть…Феникс с арабским капиталомОсновные макроэкономические показатели МолдовыЕжедневно: Курсы обмена валют во всех коммерческих банках МолдовыЕжедневно: Цены на АЗС

Проблемное «наследство» в Джурджулешть

Проблемное «наследство» в Джурджулешть

Сразу после своего формирования правительству Майи Санду пришлось заняться расчисткой «авгиевых конюшен», доставшихся ему в «наследство» от прежней власти. В том числе разбираться с многочисленными приватизационными, концессионными и инвестиционными контрактами, заключенными с зарубежными инвесторами. В большинстве таких контрактов, как уверяет новая власть, были допущены серьезные нарушения и отступления от законодательства, продиктованные личными или групповыми интересами «демократического» правительства Павла Филипа. 

Громкие разбирательства идут вокруг концессии аэропорта Кишинев, приватизации «Air Moldova» и «Tutun CTC», судьбы ряда других контрактов. В этом контексте особняком пока остается история Международного свободного порта Джурджулешть (МСПД). О ней новые власти не вспоминают, вернуть в собственность государства не хотят (во всяком случае, таких заявлений не звучало). 

Однако это вовсе не означает, что здесь все гладко, и хотя бы в отношении МСПД правительство может не ломать голову, что делать с этим объектом. Потому что ситуация вокруг порта тоже крайне неоднозначная, и при неблагоприятном ее развитии для Республики Молдова, как государства, наша страна может получить серьезные проблемы и многомиллионные иски в международных судах. Чтобы не допустить этого, правительству уже сегодня надо понять, что на самом деле произошло с МСПД, какова в этом роль правительства, и что можно сделать, чтобы дело не дошло до международных судов.  

Коротко напомним, в чем суть проблемы, и какова в этом роль правительства Молдовы. Как известно, 29 декабря 2004 года Республика Молдова заключила Инвестиционное соглашение с азербайджанской компанией AZPETROL на предмет строительства и развития порта в Джурджулешть. Позже, в 2006 году, компания была переименована в EASEUR HOLDING BV и стала голландской. Согласно Инвестиционному соглашению, инвестор обязался погасить имеющиеся на тот момент задолженности правительства РМ перед западными кредиторами, закончить возведение в Джурджулешть нефтеналивного терминала, а также вложить средства в строительство и развитие грузового порта. Во исполнение этих обязательств, в период 2005-2010 годы EASEUR HOLDING инвестировал $52 млн в строительство и развитие порта. 

Надо еще отметить, что с самого начала для работы на рынке Молдовы были созданы три дочерние компании, которые и занимались реализацией инвестиционного соглашения со стороны голландского холдинга - Danube Logistics SRL (компания-администратор порта), BEMOL Retail (развитие сети АЗС) и BEMOL Rafinery (строительство нефтеперерабатывающего завода). 

Можно отдельно рассматривать, как развивались эти все компании, как выполнялись инвестором взятые на себя обязательства и т.д. Но это другая тема. В данном случае важно сказать, какого рода проблемы возникли вокруг МСПД, и какую роль в этом сыграло правительство Молдовы. А также то, какие негативные последствия это может повлечь для страны. 

Самое интересное началось в 2011 году, когда программа по инвестициям, по сути, была выполнена. С момента прихода на рынок Молдовы AZPETROL , а затем EASEUR HOLDING, интересы компании представлял гражданин Германии Томас Мозер. Он же управлял всеми активами холдинга и руководил дочерними компаниями. Однако фактическим владельцем холдинга был гражданин Азербайджана Рафик Алиев. Но он оказался у себя на родине в тюрьме (хотя впоследствии был оправдан и отпущен на свободу), где просидел до 2013 года. Томас Мозер управлял его активами по доверенности.

И вот в конце 2011 года произошел «передел собственности» в Международном свободном порту Джурджулешть. 9 ноября 2011 года была заключена сделка купли-продажи порта, в результате которой голландская компания EASEUR Holding BV продала другой голландской компании — Danube Logistics Holding BV (зарегистрирована в сентябре 2011-го) 80% акций порта. Еще 20% на тот момент принадлежали Европейскому банку реконструкции и развития. Пикантность ситуации не только в сумме сделки – она составила $344 (триста сорок четыре долларов). Но еще и в том, что продавцом и покупателем выступил один и тот же человек – Томас Мозер. Только в первом случае он «представлял интересы» EASEUR Holding BV, во втором – свои собственные. Потому что именно он был учредителем Danube Logistics Holding BV. 

Естественно, что после выхода на свободу в 2013 году и приезда в Молдову Рафик Алиев захотел вернуться к управлению своими компаниями. И тут узнал, что Международный свободный порт Джурджулешть, в развитие которого он вложил $52 млн, уже ему не принадлежит. Попытка разрешить все мирным путем не увенчалась успехом. И тяжбы перенеслись в суды – молдавские и зарубежные. 

В частности, в августе 2014 года EASEUR Holding подала иск в суд кишиневского сектора Центр с требованием аннулировать сделку в связи с ее «ничтожностью» и незаконностью, так как цена не соответствовала стоимости активов, а сделка была проведена с явными отклонениями от условия Инвестиционного соглашения. Примечательно, что с тех пор прошло 5 (пять) лет, но слушания в суде первой инстанции так и не начались. По другому иску инвестора – о взыскании с администратора компании Томаса Мозера материального ущерба, нанесенного путем мошенничества и халатного управления, - суд Буюкань частично удовлетворил претензии. Согласно решению суда, администратор BEMOL Retail Томас Мозер должен выплатить порядка $10 млн.

Но по главному вопросу судебных споров – возврата права собственности на Международный свободный порт Джурджулешть, - ситуация оказалась в тупике. Дело в том, что параллельно проходили сразу несколько судов. В Голландии Томас Мозер попытался через суд приостановить судебные разбирательства в Молдове. Но суд Амстердама, основываясь на суверенной юрисдикции Молдовы, отклонил это ходатайство. 

В отношении Томаса Мозера также был подан иск в Высокий суд Англии и Уэльса. Тут ситуация развивалась довольно симптоматично. Понимая шаткость своих аргументов, Г-н Мозер предложил решить вопрос примирением в досудебном порядке. Такая процедура предусмотрена в системе правосудия Англии. Поэтому стороны согласовали все детали мирового соглашения, а суд снял иск с рассмотрения. Но после этого Томас Мозер перестал выходить на связь, так и не подписав мирового соглашения. 

Поэтому сейчас дело только за молдавскими судами. Но есть один очень важный нюанс, который как раз касается роли правительства и его ответственности в данном вопросе. В Инвестиционном соглашении от 2004 г. статья 13,2 предусматривает, дословно: «в случае передачи, уступки активов или других действий, необходимо утверждение правительства Республики Молдова». В связи с этим у владельца EASEUR Holding изначально и возник вопрос: каким образом, без согласия инвестора и не получив утверждение правительства, Томас Мозер смог стать владельцем порта и получать поддержку со стороны властей Молдовы на протяжении долгого времени?

Представители BEMOL Retail утверждают, что есть неоспоримые доказательства того, что ряд чиновников Молдовы и представители влиятельных ассоциаций зарубежного бизнеса получали конкретную материальную выгоду от деятельности Томаса Мозера – путем заключения контрактов на оказание консалтинговых услуг, внесения неоправданно высоких членских взносов и т.д. Тем самым он обеспечивал себе политическую поддержку и покровительство влиятельных структур. 

Но сейчас не это главное. Учитывая бездействие молдавских судов и тот факт, что правительство Молдовы  в лице министерства экономики и инфраструктуры так до сих пор не дало однозначного ответа, почему было нарушено Инвестиционное соглашение и допущена передача активов порта другому лицу без согласия, ситуация может быть разрешена двумя путями. Первый - подача исков к правительству в международные инстанции, второй - путем справедливого решения вопроса в Молдове. 

Смена власти в Молдове и решимость нового правительства обеспечить верховенство права и справедливую юстицию вроде бы дают надежду на то, что вполне приемлем второй вариант. Очевидно, что это выгодно и правительству Молдовы. Не только потому, что возможное разбирательство в международных судах может обойтись «в копеечку» и изрядно подпортить и без того не самый лучший имидж Молдовы. А прежде всего для того, чтобы дать ясный сигнал обществу и инвесторам – заявления о стремлении строить правовое государство и обеспечить справедливую юстицию власть готова подтверждать конкретными действиями. 
 
Источник: logos.press.md

Новости по теме