Материалы раздела

Тайны молдавского валютного рынка - 2017

Тайны молдавского валютного рынка - 2017

Комментарий агентства InfoMarket. 

С начала года укрепление молдавского лея составило 12,5%. Начиная год с максимальной отметки в 20,1866 лея за $1, в сентябре национальная валюта укрепилась ниже отметки 17,7 лея.

Может сложиться впечатление, что Нацбанк укрепляет лей, как будто стараясь сохранить курс лея к евро в диапазоне 21 лея за 1 евро (плюс-минус 0,5 пунктов). Ведь графики показывают относительную стабильность курса евро с начала года. Однако это не так. НБМ, как уже неоднократно отмечалось, котирует только доллар США (к остальным валютам (в т.ч. и к Евро) котировка производится по кросс-курсу ежедневно по состоянию на 14.00). С января 2017 г. лей начал путь на свое укрепление и до мая он укреплялся по отношению к обеим валютам. Однако с мая на международных рынках доллар США стал существенно ослабляться и пути двух валют «разошлись»: в январе соотношение пары Евро-Доллар было 1,05; а к сентябрю разрыв увеличился до 1,20. То есть евро по отношению к доллару укрепился на 14,3%.

Таким образом, учитывая специфику установки курса в Молдове, Нацбанк на курс Евро напрямую не влияет, а при падении доллара (в мире), укрепляется и молдавский лей. Однако есть основания полагать, что курс лея к доллару – не очень справедлив.

На этом графике хорошо видно, как НБМ как бы «удерживает» курс евро в диапазоне 21 (+/- 0,5), при укреплении лея к доллару США за последние 12 мес. (жирной точкой обозначено начало 2017 г., а именно: 7 января).

Динамика валютного курса MDL vs. EURO в сравнении с MDL vs. USD  
(сентябрь 2016 – сентябрь 2017)

 

Но для укрепления национальной валюты необходим рост валютных поступлений в страну. В Молдове - два основных источника поступлений: от физических лиц и от экспорта. Есть еще многочисленные гранты, а также прямые иностранные инвестиции. Но их доля, во-первых, нестабильна, во-вторых – незначительна для рынка.

По поступлениям от физических лиц 2017 год улучшает показатели в сравнении с 2016 годом, но всего лишь возвращаясь на уровень 2015 года.

Динамика поступлений от физических лиц (в млн. USD) за 7 мес. 2015, 2016, 2017 гг

 

В общей сложности за 7 мес. 2017 г. в страну поступило от физических лиц $656 млн. (за 7 мес. 2016 – $600 млн.; за 7 мес. 2015 – $662 млн.). То есть говорить о том, что из-за рубежа физические лица присылают много валюты, объем которой серьезно повлиял бы на курс лея, увы, не приходится.

Есть прирост валюты в Молдову со стороны другого источника – экспорта. Объем молдавского экспорта в январе-июле 2017 г. вырос на 13,9%, в сравнении с тем же периодом 2016 г., составив $1 млрд. 219,9 млн. Но экспорт рос и годом ранее: по итогам всего 2016 г. он вырос на 4%, в сравнении с 2015 г., составив $2 млрд. 045,3 млн. А в прошлом году укрепления лея не наблюдалось.

Возвращаясь к данным за 7 мес. 2017 отметим, что в реальном значении приток валюты от экспорта, исходя из общего объема, вырос всего на $149 млн. Настолько больше валюты от этих операций в страну поступило за 7 мес. этого года в сравнении с тем же периодом прошлого. Оказывает ли этот приток валюты давление на валютный рынок?.. Но вряд ли в той степени, в которой укрепился лей.

После того, как валютные резервы Национального банка, мягко говоря, «просели» в 2014-2015 годах, регулятор стал предпринимать меры для их восстановления. До рекордного показателя в $2,82 млрд. осталось «рукой подать» - в сентябре 2017 г. НБМ уже «пробил» отметку в $2,54 млрд.

Вопрос о том, зачем Нацбанку повышенные резервы, поднимался неоднократно. Рекомендации Международного валютного фонда вообще категоричны: Нацбанк не должен участвовать в валютных интервенциях на внутреннем рынке, оставляя его в «свободном» плавании. Но Молдова – страна маленькая, и крупные разовые покупки или продажи валюты могут создавать временные резкие колебания курса, поэтому за НБМ остается право не их допускать. Правда, он, кажется, увлекся скупкой валюты для резервов. Их размер, по рекомендациям МВФ, должен покрывать объем 4-месячного импорта в Молдову; но Нацбанк давно уже «перевыполнил» этот план: сегодня резервы (2,54 млрд.) почти покрывают импорт за 6 мес. 2017 г. ($2,58 млрд.).

Валютные резервы НБМ пополняются из разных источников: прямой покупки валюты на рынке, курсовой разницы между валютами, доходами от размещения резервов, кредитных линий, переоценки инвестиционного портфеля и другие. Основных источников два: покупка валюты и курсовая переоценка.

Портфель валютных резервов НБМ по состоянию на июнь 2017 г. состоит из: долларов США - 65%, фунтов стерлингов - 20%, евро - 10%, других валют - 5%. При этом итоговый расчет величины резервов исчисляется в долларах США.

На начало 2017 года резервы составили $2,205 млрд., в том числе: доллары США – 1,43 млрд.; фунты (в эквиваленте USD) – 0,44 млрд.;  евро (в эквиваленте USD) – 0,22 млрд.; другие валюты – 0,11 млрд.

За 7 мес. фунт к доллару подорожал на 7,3%; евро к доллару – на 14,3%. Только эти две валюты увеличили расчетные резервы Нацбанка Молдовы за 7 мес. только за счет курсовой динамики на $0,06 млрд. (по $0,03 млрд. – каждая). При этом доля роста резервов за счет курсовой разницы иных (кроме доллара) валют в общем росте валютных резервов за 7 мес. текущего года – весьма незначительна, ведь резервы выросли на $0,331 млрд. (на 15%). И произошло это в основном за счет приобретения Нацбанком валюты на внутреннем рынке. На 8 сентября 2017 размер резервов составил - $2,537 млрд.

Динамика валютных резервов с 2006 по сентябрь 2017 г

Эти расчеты приведены с единственной целью: показать, что валютные резервы Нацбанк пополняет в основном за счет валютных интервенций на внутреннем рынке – то есть скупки валюты.

В графике, представленном ниже, четко отслеживается вся история валютного рынка Молдовы за последние 5 лет.

- В 2012-2013 НБМ начал раскачивать рынок (и инфляцию), скупая валюту.

- В 2014-м, сильно раскачав рынок, НБМ уже вынужден был сдерживать курс (и инфляции).

- В 2015-м (в начале года), НБМ продавал валюту, покрывая потери, связанные с выводом из странны «миллиарда». После чего, в том году, НБМ «залег на дно», не участвуя в валютных интервенциях, что только подстегивало девальвацию лея.

- В 2016-м НБМ начал скупку валюты с рынка, восполняя резервы, и продолжает делать это в 2017 году.

 

Валютные интервенции НБМ (январь 2012 – август 2017 г.)

Интервенции НБМ на валютном рынке по годам (2013 - 8 мес. 2017)

Начиная с весны 2017 года, когда появилась тенденция укрепления молдавского лея, НБМ начал оправдывать свои действия наличием беспрецедентного предложения валюты на рынке, из-за чего он вынужден скупать валюту, чтобы не допустить резких колебаний курса. Но в отношении доллара США (на котором «зацеплен» курс лея) это не очень-то заметно.

Динамика валютного курса MDL vs. USD (сентябрь 2016 – сентябрь 2017)

Похоже, отсутствие резких колебаний курса лея волнуют Нацбанк больше в паре MDL-EUR. Именно поэтому существует мнение, что НБМ все-таки «привязывается» к относительной стабильности курса лея к евро, поскольку население в стране в большинстве своем ориентировано именно на европейскую валюту, которая в нашей стране создает иллюзию стабильности валютного рынка. Как уже было сказано выше – колебания курса MDL-EUR в этом году держатся в коридоре 20,3-22,3 леев за 1 евро.

Динамика валютного курса MDL vs. EUR (сентябрь 2016 – сентябрь 2017)

На этом фоне уже неоднократно появлялась информация о том, что Нацбанк рассматривает возможность изменения котировок лея и к другим мировым валютам. Если сейчас котируется только пара MDL-USD, а остальные валюты котируются по кросс-курсу, то, возможно, НБМ, по примеру некоторых других стран, составит корзину из двух валют, которые будут влиять на итоговый официальный курс; и такие курсы могут считаться более справедливыми. Сегодня Евро в свободном плавании, и НБМ не следит за его отклонении, а в бивалютной корзине этого можно избегать и влиять на курсы обеих валют – в зависимости от рыночной ситуации.

Сегодня очевидно, что Нацбанк ведет себя на валютном рынке абсолютно свободно, играет по своим правилам. На это у него есть не только полномочия, но и возможности. На примере тех же источников валютных поступлений в страну: от физических лиц и от экспорта – их не настолько больше в этом году, чтобы этот приток валюты оказывал давление на лей. Откуда же валюта: прямые иностранные инвестиции? Гранты? Дополнительные или секретные источники?

Давайте говорить прямо: от физических лиц за 7 мес. в страну поступило $656 млн.; от экспорта – $1220 млн. Нацбанк скупил на рынке $330 млн. – что составляет 17,5% от этих двух сумм. Но в стране растет и импорт, а значит – спрос на валюту у экономических агентов не снижается.

Импорт в Молдову в январе-июле 2017 г., в сравнении с тем же периодом 2016 г., увеличился на 18,1%, составив $2 млрд. 578,3 млн. То есть у импортеров спрос на валюту также растет, и он существенно превышает объемы валюты, поступающей в страну.

Вот и получается, что Молдова – страна загадок, подчиняющаяся каким-то своим законам и правилам, или наоборот? Сюда прекрасно подходит короткий диалог из кинофильма «Влюбленный Шекспир»:

— So what do we do?
— Nothing. Strangely enough, it all turns out well.
— How?!
— I don't know. It's a mystery. 

— Что же нам делать?
— Ничего. Как ни странно, все будет хорошо.
— Как?!
— Не знаю. Это тайна. 

Тайной остается и то, как, скупив за 8 мес. на рынке $330 млн. в валютные резервы, Нацбанк не только не девальвирует лей, а наоборот – укрепляет его. Хотя на рынок, в результате скупки Нацбанком валюты, должно было поступить около 6 млрд. леев – это к уже называвшимся в начале года 7 млрд. леев избыточной на рынке ликвидности. Излишек ликвидности порождает инфляцию – именно за этот показатель отвечает Нацбанк прежде всего. И это – тема отдельного разговора. 

Начало осени ознаменовало собой закрепление позиций лея, как, впрочем, и на международных рынках пара евро-доллар пока не проявляет особых выпадов в ту или иную сторону. На этом фоне позволим себе прогноз: в ближайшие месяцы каких-либо изменений на молдавском валютном рынке ожидать не приходится, но свои корректировки (в части девальвации лея) может внести начало отопительного сезона и повышение спроса на импортируемые энергоресурсы. Может, и цены на энергоресурсы на внутреннем рынке будут снижены? Ведь и нефтепродукты, и природный газ оплачиваются из Молдовы с зарубежными поставщиками в долларах США. Но это не очевидно, так как, несмотря на укрепление курса лея к доллару, цены на нефтепродукты не снижаются. Как не снижаются и цены на импортные товары, прежде всего те, которые привязаны к доллару США… 

Важным остается вопрос: кому выгодно дальнейшее укрепление лея? Ведь и бизнес-среда, и физические лица уже привыкли к определенной «стабилизации». И если бизнес в большинстве своем имеет понятие о курсовых колебаниях, то для физических лиц важно видеть на панно обменных касс относительно стабильный курс, причем, в первую очередь – лея к евро. (Держатели долларов США уже давно пребывают «в трансе» от своих потерь). Косвенно можно сказать, что НБМ, помимо прочих целей, решает и задачу недопущения паники на рынке наличности, - так сказать, усыпляя физических лиц в части «стабильности курса лея к евро». Что же на самом деле происходит на валютном рынке, когда им полностью управляет регулятор, остается тайной, за семью печатями нацбанковских хранилищ. // 21.09.2017 – InfoMarket.


Новости по теме